Москва
Автомобили
Спецтехника
Грузовики и спецтехника
ЗапчастиОтзывыКаталогШины
Еще
Вход и регистрация
Дром
Сталкеры: истории двух пилотов, финишировавших в «24 часах Нюрбургринга»
02.10.2020 | 1947 просмотров

Сталкеры: истории двух пилотов, финишировавших в «24 часах Нюрбургринга»

Автор: Мария Мельникова
Фото из архивов пилотов, команд и из открытых источников
Источник: Дром
Описание «зоны» в романе «Сталкер» братьев Стругацких больше всего из реальных мест напоминает гоночную трассу Нюрбургринг, и спортсмены, которые проходят ее круг за кругом, час за часом во время суточного марафона, вполне могут сравнить себя со сталкерами. Здесь никогда не знаешь, что ждет тебя даже в знакомом повороте. Изменившееся положение солнца, набежавшая туча, опустившаяся температура, спрыснувший асфальт дождь — и уже не хватает зацепа, остывает резина, хуже срабатывают тормоза — итог может оказаться самым печальным. О том, как складывалась знаменитая гонка в прошедшие выходные, нам поведали Иван Берец и Евгений Соколовский, сражавшиеся за то, чтобы прежде всего пройти испытание.

Считается, что есть большая четверка мировых гоночных марафонов продолжительностью 24 часа: Ле-Ман, Спа, Нюрбургринг и Дайтона, и у каждой из этих гонок есть своя особенность, которая ее выделяет. Самым престижным и старейшим, безусловно, считается Ле-Ман, однако те, кто и в самом деле разбирается в вопросе, понимают, что превзойти по сложности гонку на Нюрбургринге все равно невозможно. Ведь справиться и выдюжить на узкой, извилистой, скользкой трассе в горах Айфеля и днем-то непросто, а что уж говорить про обманчивую ночь среди дремучих лесов под неверным светом луны или, еще того хуже, без него, когда все вокруг затянуто клубящимся туманом, низкой облачностью и в большинстве случаев еще и сдобрено холодным дождем.

Традиционно эта гонка проводится весной–летом: май, июнь — вполне подходящие месяцы, когда темнеет поздно, светает рано, и лишь четыре–пять часов пилоты едут в полной темноте, прорезаемой светом фар. «24 часа Нюрбургринга» фактически становится вторым в сезоне марафоном после Дайтоны, которая проходит в последний уикенд января. Ле-Ман и Спа продолжают летнюю последовательность 24-часовых заездов, закрывая сезон уже в августе, когда и ночи холодные, и света мало.

Чтобы было понятно, о какой географии идет речь, скажем, что самая высокая точка горного массива Айфель находится на высоте 600 метров над уровнем моря. Гоночная трасса расположена в верхней части нагорья, а ее перепад высот оценивается в 300 метров. Практически вся она заросла густым лесом, где и летом-то практически не бывает жарко. Известно много случаев, когда во время гонок здесь выпадал сильнейший град или даже снег (как это случилось прошлым летом), и происходить это может локально на одном отрезке трека, в то время как в районе паддока и питлейна светит солнце, а пилоты обувают свои машины в слики.

Но в этом году все происходит совсем иначе. Сначала угроза полной отмены соревнований, затем сдвинутое на осень расписание, и вот в итоге «24 часа Ле-Мана» перенесены на 19–20 сентября, а две недели спустя назначена и гонка на Нюрбургринге.

В конце сентября — начале октября в Северной Рейн-Вестфалии может установиться золотая осень, но, как правило, это бывают туманы, дожди и очень холодные ночи, когда столбик термометра едва-едва приподнимается над нулевой отметкой.

В этом году суточный марафон «не сдюжил». Вскоре после 22.30 по местному времени гонка была остановлена красными флагами. Причиной тому стали избыточные осадки, которые стали скапливаться в нижних точках трассы, что вызывало эффект аквапланирования, и многие машины теряли всякое сцепление с асфальтом и разлетались по сторонам. После нескольких серьезных аварий гонка была остановлена и возобновилась лишь в 8 утра.

Всего в гонке стартовало 97 экипажей. По итогам гонки классифицировано 74. Среди них:

№ 152 (класс V4): Евгений Соколовский, Бернд Куппер, Кевин Куппер, Марк Ройцхайм. Команда Kkramer Racing. Автомобиль BMW 325i. 69-й результат в абсолюте и пятые в классе.

№ 239 (класс Cup 5): Иван Берец, Хейко Айхенберг, Мориц Оберхайм. Команда Team AVIA Sorg Rennsport. Автомобиль BMW m240i. 32-й результат в абсолюте и вторые в классе.

№ 303 (класс Cup 3): Алексей Веременко, Карстен Крамер, Саша Клофт, Хейко Тонгес. Команда Kkramer Racing. Автомобиль Porsche Cayman GT4. 38-й результат в абсолюте и третье место в классе.

История первая. Иван Берец. «Самой сложной была вся гонка»

19-летний Иван Берец проводит свой первый сезон на Нюрбургринге в гонках на выносливость. О его дебюте мы писали в наших регулярных обзорах автоспорта. Однако прошедший марафон стал первым в его карьере, и Иван был очень расстроен, что не получилось проехать ночью.

В этом сезоне Иван выступает за команду Team AVIA Sorg Rennsport в классе Cup 5 на автомобиле BMW 240i. На первом этапе VLN их экипаж не финишировал, затем они финишировали, но в самом конце, на третьем этапе, были уже четвертыми, а на последней из состоявшихся на данный момент гонок в итоге поднялись на второе место в классе.

В 24-часовой гонке Иван выступал за ту же команду, но в другом составе экипажа, и большим плюсом были близкие скорости всех трех пилотов, которые отлично ладили друг с другом и с машиной.

— Моей самой длинной гонкой, в которой я участвовал, была шестичасовая гонка ROWE в прошлом месяце. И больше всего я хотел как следует потренироваться не только в ночной езде, но и в дождевых заездах. К сожалению, в этот раз не получилось. Понятно, что если бы гонку проводили на месяц раньше, то и погодные условия были бы намного комфортнее. Но очевидно, это был единственный временной интервал, который в нынешних условиях сумели подобрать. С другой стороны, у этой гонки долгая история сложных условий. Буквально в прошлом году пошел снег в середине первого круга. Так что ничего удивительного. На самом деле мне очень нравится ездить в таких условиях, они приносят новые трудности. И я даже не могу сказать, что было самым сложным. Вся гонка? У нас не было ни одного легкого круга. От старта до финиша — тяжелая работа. Тем более что это были мои первые дождевые соревнования.

Вообще вся атмосфера на Нюрбургринге в эти дни была очень странной: зрителей было совсем немного, а посетителей в паддоке не было вообще. Поэтому все свободное время оставался в боксах команды. Но могу сказать, что тот факт, что марафон состоялся, уже стал праздником для всех участников, а для меня уж и тем более. Вообще, за исключением зрителей и гостей все остальное проходило в обычном режиме — единственной разницей стали маски, которые мы должны были носить.

За всю гонку я сумел проехать четыре стинта, включая рестарт в воскресенье утром и двойной отрезок до финиша. Было очень много аварий, но в основном я наблюдал последствия, хотя и сам поучаствовал в паре столкновений. Через четыре круга после рестарта BMW GT3, которая обогнала меня чуть ранее, затем со всего размаха врезалась в стену передо мной. Еще был момент, когда мне пришлось обгонять одну из машин по внешней траектории, в то время как другая пыталась обогнать меня. В тот момент мы были очень близки к большой аварии, но все закончилось благополучно. За круг до этого произошел еще один контакт — еще один автомобиль из топового класса ударил сзади и едва не отправил меня в стену во Фланцгартене, а два круга спустя Audi GT3 ударила меня в бок в Виппермане. Достаточно, чтобы понять, что в том стинте мне не везло.

Но в итоге все закончилось благополучно, я привез машину домой, передал ее другому пилоту и гонка продолжилась. К сожалению, из-за остановки гонки мы лишились всех наработанных интервалов времени до соперников, кому-то это пошло на пользу, а нам только во вред. До красных флагов мы лидировали почти с минутным отрывом, и затем все потеряли. А утром один из наших пилотов опоздал с заменой дождевых шин на слики, что означало, что мы потеряли 55 секунд. А в итоге это привело к потере гонки из-за ошибки. Зато в своих завершающих стинтах я сумел сократить отставание от лидера на минуту и 40 секунд, но все равно нам не хватило 23 секунд, чтобы выиграть!

Мы работали вместе всей командой, делились друг с другом информацией о состоянии трассы, работали с инженерами, вместе думали над стратегией. Но так бывает — небольшая ошибка решает исход сражения.

Конечно, гонка мне очень понравилась, я получил большой опыт, который, несомненно, поможет мне в дальнейшем, но мы ехали за победой, а в итоге заняли второе место.

Юлия Берец: «Мы — невидимые родители»

— Мы очень переживаем за Ивана, но не за здоровье, а за результат. Еще до начала уикенда было известно, что гонки пройдут под постоянным дождем, дождь был и на старте. Но к вечеру он усилился, упал туман, на градуснике было +4, в некоторых местах трассу полностью залило. Тем не менее, насколько мне известно, решение об остановке гонки принималось только в последний час перед тем как вывесили красные флаги, и то — когда начались постоянные аварии, особенно в топовых классах.

Во время заездов мы стараемся его не беспокоить. Мы — невидимые родители. Захочет пообщаться — сам подойдет и что-то расскажет, но не нужно его отвлекать, он постоянно анализирует происходящее, изучает телеметрию, пытается найти правильную стратегию. И отлично, что у него есть такая возможность: мы очень довольны, что выбор пал именно на эту команду. Это семейный бизнес, большая семья: тут работают два брата, сестра, жены братьев. И все сделано так, чтобы гонщик себя чувствовал максимально комфортно.

История вторая. Евгений Соколовский: «Стресс за рулем затмевал удовольствие от гонки»

— Трассу Нюрбургринг Гран-при я знаю довольно неплохо: раньше участвовал здесь в соревнованиях на мотоцикле. А в прошлом году в составе команды «Вектор Моторспорт» совместно с «Яхнич Моторспорт» мы проехали здесь 24-часовую гонку, но на… велосипедах. Что же касается Северной петли, то я лишь несколько раз проехал по ней в туристических заездах на гражданской машине, и мой опыт был на этом исчерпан. Но в начале года одна из команд предложила мне проехать за них в VLN. Но общий опыт в итоге был не слишком удачный: всего один финиш из четырех гонок, в остальном были и аварии, и технические сходы, и это едва не стало препятствием к моему участию в 24 часах, т. к. для получения нужного уровня гоночной лицензии необходимо три финиша в VLN. Произошло это в среду накануне старта, но вместе с руководителем команды мы написали большое пояснительное письмо с объяснениями причин и рассказом про мой гоночный опыт, и разрешение было получено.

Я очень сильно обрадовался. Ведь я уже настроился, погрузился в атмосферу, и это было то соревнование, куда я мечтал попасть целый год! Эта гонка по эмоциям и ощущениям несравнима ни с чем другим. Ты почти всю неделю находишься на трассе вместе с командой, чувствуешь настроение каждого механика и каждого пилота, видишь, как функционирует этот огромный механизм, становишься его частью и вместе с ним проходишь испытание. Эта гонка полностью переворачивает тебе душу.

Изначально планировалось, что я поеду на Ginetta, но ее сильно разбили и не успели восстановить, и тогда мне предложили войти в экипаж на BMW 325 в классе V4. Проблема этого класса в том, что он практически стоковый, в машине нельзя ничего менять, даже дополнительный свет ставить нельзя. Но после тренировки мы поговорили с моими товарищами по экипажу и решили, что хотя бы заменим основные детали на новые. В итоге обновили коробку передач, дифференциал, сцепление, заменили полностью всю тормозную систему, бензонасос и еще много всего, что помогло нам почувствовать себя более уверенно. Все, что от нас зависело на стадии подготовки, мы выполнили на 100 с лишним процентов. Но, как выяснилось, не все зависело от нас…

Я стартовал в гонке, провел отличную смену — это примерно 1 час 40 минут, т. е. девять полных кругов по дождю на одном баке. Мы ехали третьими в классе, и хотя не могли конкурировать с большинством машин на прямых, в поворотах с ними удавалось сражаться. Проблемы начались, когда меня за рулем сменил Бернд Куппер. Во время пит-стопа ему поставили новые дождевые покрышки и он фактически сразу стал жаловаться на отсутствие сцепления. Та же проблема возникла и у Кевина, хотя у нас с Марком все было в порядке.

Дождь был такой, что один из наших опытнейших пилотов рассказывал — были ощущения, «будто я вообще первый раз выехал на этот трек, потому что не понимал, где какой поворот. Я ехал по памяти. Приходилось уходить на край трека, чтобы понимать, где начинается поворот, где он заканчивается».

Когда стемнело, аварии начались одна за другой — буквально каждые пять минут кто-то «убирался». Кевин, который ехал последний стинт, рассказал, когда вернулся в боксы после остановки гонки: «У меня еще такого не было, очень опасно. Хуже всего, что ты ничего не видишь. Включаешь дальний свет, и перед тобой как будто вырастает стена. Извините, что у меня было плохое время».

Причину отсутствия грипа на одном из комплектов покрышек мы поняли только утром. Как выяснилось позже, у шинного поставщика не оказалось на складе достаточного количества комплектов подходящих дождевых шин, и части команд они выдали жесткие комплекты, которые работают только при высоких температурах воздуха и асфальта. Осенью же под холодным дождем эти шины моментально дубеют и перестают работать. У нас были огромные потери по времени, нам пришлось проводить незапланированные пит-стопы, только на этих проблемах проиграли почти два круга и в итоге приняли решение ехать на старом комплекте, который обеспечивал хоть какое-то сцепление. Главное было — доехать, не разбить машину.

Аварий было какое-то нереальное количество, в том числе я видел, как один из участников, не заметив Porsche GT4 нашей команды, перестроился на внешнюю траекторию и вынес его в отбойники. Еще у меня на глазах Mercedes GT3 на огромной скорости ударился в отбойник и дальше летел по трассе с оторванным радиатором, заливая все вокруг маслом. Было так скользко, что мощные машины натужно ревели на пробуксовке и поднимали за собой трехметровые столбы воды. Меня тоже однажды развернуло, но я сумел поймать машину и обошлось без контактов.

Но на этом наши приключения не закончились. За три круга до финиша у меня в прямом смысле умирает машина: глохнет двигатель, все выключается, не работает электричество. Спасла только полная перезагрузка и потеря еще как минимум минуты на всю процедуру, но в итоге хоть мы и финишировали, оказались только пятыми в классе.

Было ли холодно? Нет, это был кошмар. Как сказал мой товарищ и гонщик Алексей Веременко, «я на Нюрбургринг даже в июле езжу с шапкой и перчатками». А в конце сентября это было просто… В боксах постоянно открыты двери и ворота, ветер, высокая влажность. Я был в двух куртках, шапке и перчатках и все равно постоянно мерз. Так что при возможности уходил в комнату для пилотов, где было отопление. Можно было хоть немного отогреться.

Экипаж № 152, слева — Евгений Соколовский

Возможно, и хорошо, что не было зрителей — они вряд ли получили бы от всего этого удовольствие. Такая гонка должна проходить летом. А тут вокруг Нюрбургринга все было непривычно темное, мертвое; рестораны пустые, отели простаивают, людей нигде нет.

Самым сложным в гонке для меня оказалась сама машина — маломощная, с плохими тормозами и с полным отсутствием нужного освещения. И во многих случаях стресс за рулем затмевал все то удовольствие, которое получаешь от таких гонок. Но мы все это понимали, знали, что нет смысла капризничать, а ощущение того, что вся команда из 70 человек или даже больше болеет за тебя и желает тебе удачи, помогали на позитиве проехать всю гонку. Это колоссальный опыт, мы финишировали, довезли машину до дома, и уже одно это можно назвать нашей общей победой. Ну а в следующем году я надеюсь проехать этот невероятный марафон на чем-нибудь более подходящем, и вот тогда посмотрим!

Огромное спасибо команде Крамер Рейсинг, моим партнерам по экипажу и Алексею Веременко. Он меня всячески поддерживал и давал важные советы, ведь здесь, на Ринге, выступает уже много-много лет.

Здесь могла быть третья история

Но вместо нее, к сожалению, лишь короткий комментарий от Алексея Веременко:

— Это была ожидаемо сложная гонка, погода +7 и постоянно меняющийся дождь. Нашей главное проблемой стало то, что мы никак не могли попасть в нужный диапазон с давлением/температурой колес, а когда, наконец, попали, то уже проигрывали лидеру класса два круга.

Остановка гонки и последующий рестарт сыграли нам на руку: мы смогли вернуть третью позицию и стать быстрейшими в классе. В итоге так третьими и финишировали.

Конечно, без зрителей довольно тоскливо, но когда ты за рулем, то просто не обращаешь на это внимание. А вот без ночных заездов гонка и в самом деле теряет половину антуража и ощущений, но как говорят: безопасность важнее. В общем, юбилейные 24 часа получились смазанными. Но не отменять их было делом принципа для организаторов.

Победителями в абсолютном зачете стал экипаж команды ROWE Racing в составе Ники Катсбурга, Алекса Симса и Ника Йелоли на BMW M6 GT3. Второе место у команды Audi Sport Team (Мирко Бортолотти, Кристофер Хаас, Маркус Винкельхок) — Audi R8 LMS CT3. Третьи — BMW Team Schnitzer (Аугусто Фарфус, Йенс Клингман, Мартин Томчик, Шелдон ван дер Линде) — BMW M6 GT3.

Редкий случай, но среди победителей не оказалось ни одного Mercedes AMG GT3, которые по результатам квалификации тремя машинами прошли в Топ-4. Многие из них попали в аварии и разбились или вылетели с трассы. Лучший результат производителя из Штутгарта — восьмое место в абсолюте. Porsche лишь на одно место опередил Серебряные стрелы, став седьмыми в общем зачете.

Лучшие моменты гонки:

Полная версия события:

Комментарии

Нурлан Алибек
Круто, если бы затраты написали, вообще красиво было бы
4
1
Ответить
  
Москва
Сообщений: 399
Тогда уж "Пикник на обочине"...если Стругацкие.
Хочу мотоцикл!
Альфа-центавра знаешь? Тамошние мы.
2
 
Ответить
Оставить комментарий
Для отправки сообщения нажмите Ctrl+Enter
Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите
Ctrl
+
Enter
Спасибо за помощь
Вы выделили:
Мы обязательно исправим ошибку. Вы можете оставить комментарий
Комментарий (необязательно)
Отменить
Письмо об ошибке отправлено редакторам. Спасибо вам за внимательность!