Москва
Автомобили
Спецтехника
Грузовики и спецтехника
ЗапчастиОтзывыКаталогШины
Еще
Вход и регистрация
Дром
Haval

Тест-драйвы и статьи о Haval

 
В марте, когда Haval H9 вышел на наш рынок с последней порцией обновлений, в числе которых и блокировка переднего межколесного дифференциала, цена внедорожника возросла на 45 000 рублей. На 1 мая пришлось очередное повышение из-за слабеющего рубля — на 50 000, однако это не предел. До 1 июня цена снова вырастет, потому как, по данным наших собеседников в представительстве Haval, как раз к тому времени министр промышленности и торговли Денис Мантуров поднимет утильсбор на обещанные 25%. По нашим оценкам, цена всех модификаций Haval H9 увеличится минимум на 30 000 рублей.
Это была обычная ситуация. В 50-градусный мороз с ветром, в три часа ночи, в 1000 километрах от Магадана на пустынной трассе «Колыма» случайно словили булыжник и пробили поддон картера. Углеводороды в виде моторного масла мгновенно устремились обратно в недра земли. Пришлось до Магадана ехать без масла (не останавливаться же, холодно!). По пути вытащили из кюветов несколько легковушек, грузовичков и фур. Одну фуру пришлось 300 километров тащить на «галстуке» до сервиса — у нее заблокировались колеса. В Магадане не оказалось нужного масла, поэтому быстренько насухую домчали до Якутска (сильно мотор не насиловали, ехали 100-130 км/ч), залили масло и как ни в чем не бывало продолжили беспроблемную эксплуатацию. Одометр показывал третий миллион километров пробега.
А ведь мы верили… Верили до последнего! После того как наш «Хава» ночью поймал валун по дороге в Магадан и мгновенно истек маслом в 40-градусный мороз, мы надеялись, что удастся его оживить просто заменой пробитого поддона картера. Но...
Когда мы решили собрать три самых недорогих внедорожника — помимо утилитарных Хантера и классической «Нивы» — то вдруг выяснили, что возраст каждого из них перевалил за 20 лет. Удивительно, но этот факт не мешает им оставаться весьма востребованными на российском рынке.
Неделю назад мы рассказывали, как убили нашего Хавейла в Оймяконском районе Якутии. Аккурат посередине дороги от Якутска до Магадана, более чем в тысяче километров от цивилизации. Пост тогда писал мой партнер по этой поездке Питер. Когда он передавал сигналы SOS в редакцию, я несколько суток вообще была без связи. Спасала Хавейла в таежной глуши, в сорокаградусный мороз. Временами на меня накатывало отчаяние, и я была готова (как и советовала почти треть наших читателей) бросить «Хаву» на растерзание «стервятникам». События развивались так…
Мы были всего в 8 км от Артыка, крохотного поселка в Оймяконском улусе Якутии. Позади 1100 км от Якутска — две трети нашего пути к Магадану. Три часа ночи, за бортом минус 43. Попутчики — Вадим Скрябин и Лариса Ноева — безмятежно спят под классическую музыку. Навстречу, как танк прет Камаз: слепящий свет, но дорога ровная, двухполосная — разъезжаемся без проблем, пусть слева и прижим, а справа русло реки. И тут же мощный удар по днищу. Все, приехали.
Тестовый Haval F7 практически месяц из-за поломки двигателя был без движения — простоял на теплой стоянке. Чтобы и самой не остаться обездвиженной в 40-градусные морозы, пришлось размораживать собственную Toyota Vitz.
Последние две недели годовалый «китаец» практически не ездит — стоит на теплой стоянке. Двигатель стучит, выезжать опасно — последствия могут быть катастрофичны. И никто не может сказать, на сколько затянется это обездвиживание...
«Хава» c застучавшим двигателем намотал под три тысячи километров по федеральной автодороге «Вилюй» (Якутия), испытал на себе воздействие «аномальной зоны» и при этом продолжает ездить при минус 50. Сколько еще продержится годовалый «китаец»?
Наконец-то выпросил у Ларисы машину на выходные. Перед соблюдением бумажных формальностей — подробный осмотр. Посчитали вмятины-царапины, на низкопрофильных шинах грыж не обнаружилось, графу «стекла» можно пропустить. Зафиксировали порванный пыльник ШРУСа и протекающий задний левый амортизатор. Не открывается пятая дверь.