Москва
Автомобили
Спецтехника
Грузовики и спецтехника
ЗапчастиОтзывыКаталогШины
Еще
Вход и регистрация
Дром
Тихая революция в мире менеджмента
13.04.2004 | 3319 просмотров

Тихая революция в мире менеджмента

Невиданный по темпам взлет экономики Японии в послевоенные годы теперь в научной литературе и в прессе привычно именуют "японским чудом". И чудо это объясняют в значительной степени особенностями национального менеджмента, десятилетиями базировавшегося на двух "китах" - системе пожизненного найма и оплате труда по старшинству. Что это означало на практике? Поступая на работу в ту или иную фирму, рабочий или служащий как бы становился членом огромной семьи, которую возглавлял, естественно, президент предприятия. "Семья" принимала на себя ответственность за благополучие своего нового члена, гарантируя ему работу на многие годы вперед, продвижение по службе и повышение оклада, за что ждала от работника отдачи всех сил на благо ставшей ему родной фирмы. Производным от этого общего положения было то, что зарплата в рамках пожизненного найма повышалась автоматически с каждым проработанным годом, а также с учетом его личной ситуации - женитьбы, рождения ребенка и т. д. Большая "семья" заботилась о семье маленькой. Служебные показатели работника при этом имели вторичное значение. Ведь само собой разумелось, что рабочий или служащий вкладывает в работу все, включая и душу. Иными словами, ставка японских менеджеров делалась на человеческий фактор, на поистине беззаветную и полную отдачу кадров.

Надо отметить, что подобный подход в течение довольно долгого времени доказывал свою результативность. Японские служащие, которых зачастую сравнивают с бойцами новой японской армии, не щадя сил и свободного времени, выводили свои фирмы, а с ними и всю японскую экономику на вершину процветания. Но могло ли так продолжаться бесконечно? Вряд ли. Усердие работников имеет свои пределы. Да, можно задержаться на час-другой, чтобы выполнить незавершенную работу, да, можно посвящать все свободное время не жене и детям, а обдумыванию очередной новинки, которая позволит снизить себестоимость продукции на несколько иен. Но это работа на износ, на полное, до последней капли "отжатие" производственного потенциала каждого работника.

Результаты такой политики в конце концов проявились. Вот уже более десятилетия, как победный марш японской экономики к мировым вершинам замедлился, если не прекратился, и выхода из затяжной депрессии, не говоря о перспективах нового "чуда", пока не видно. Конечно, виной тому - целый набор различных факторов, внешних и внутренних, субъективных и объективных. Но утрата эффективности национального менеджмента, связанного с пожизненным наймом и оплатой по старшинству, один из них.

"Весеннее наступление" захлебнулось

Зарплата японского рабочего или служащего состоит из базовой части, к которой в течение года добавляются различные дополнительные выплаты. Так, дважды в году, летом и в предновогодние дни японские трудящиеся получают т. н. бонусы - дополнительные поощрительные суммы за усердие в работе. Размер их исчисляется иногда в 5-6 месячных зарплат каждая. Это позволяет работающему японцу в эти дни решать личные финансовые проблемы - рассчитаться по долгам, сделать очередной взнос за приобретенный в рассрочку дом, купить мебель, сменить старую машину или телевизор на новую модель. А базовая зарплата, включающая в себя выплаты за занимаемую должность и стаж на данном предприятии, до сего времени определялась по сетке, единой для целых отраслей экономики. Эта сетка, вернее ее реальное наполнение, каждую весну становилась предметом тщательного обсуждения представителей администрации и профсоюзов.

Вот этот-то торг, случающийся каждой весной, и стал базой "весенних наступлений" японских трудящихся, за которыми годами с интересом следил весь мир. Началось все в 1955 году, когда Японская федерация профсоюзов металлистов совместно с 7 другими отраслевыми профсоюзами начала забастовочную борьбу за повышение зарплаты трудящимся. Тогда профсоюзы потребовали, чтобы рост зарплаты, запланированный на следующий финансовый год, начинающийся 1 апреля, как минимум не отстал от роста цен. Тогда можно было бы надеяться на то, что благосостояние японского рабочего класса хоть немного улучшится.

Острота трудовых столкновений - массовых митингов и забастовок, - к которым присоединялись миллионы японских рабочих, обострялась или ослаблялась в зависимости от общего экономического положения в стране. Так, наибольшую прибавку за все годы "весенних наступлений" профсоюзам удалось вырвать в 1974 году, когда нефтяной кризис привел к резкому удорожанию стоимости всех продуктов и услуг. Тогда предприниматели вынуждены были дать согласие на повышение зарплаты в среднем на 32,9%. А в 80-х годах прошлого века, когда ситуация в стране стабилизировалась, ежегодные прибавки к зарплате не превышали 4-5%.

Под тройным прессом дефляции, обостряющейся безработицы и общей экономической депрессии профсоюзы смогли вырвать в 2001 году у представителей администрации добавку, исчислявшуюся уже не тысячами, а сотнями иен. В 2002 году требования об очередном повышении окладов были встречены предпринимателями с определенной степенью недоумения. А в нынешнем году впервые за всю послевоенную историю акцент в переговорах сместился на другую тему - на проблему сохранения рабочих мест.

Где платят больше

Причины, по которым профсоюзы отказались от требований повышения зарплаты, понятны. Дело в том, что ныне уровень заработной платы в Японии едва ли не самый высокий в мире. Средняя зарплата 20-летнего работника крупной компании Японии сейчас равна 246 тыс. иен (примерно 2050 ам. долларов). В соответствии с принципом роста оплаты в зависимости от стажа 50-летний сотрудник получает ежемесячно где-то около 482 тыс. иен (немногим более 4 тыс. долларов).

Если взять усредненную зарплату японца за 100%, то в Германии при том же качестве работы ее уровень составляет 81%,

в США - 78, в Италии - 60, в Южной Корее и Тайване - 33. Конечно, разница с Европой и Америкой не столь уж высока. Но, скажем, в Китае рабочий получает зарплату в 30 раз меньше, чем его японский коллега. А нанять китайского инженера для работы в японской фирме обойдется раза в три дешевле, нежели привлекать соотечественника с дипломом. Это значит, что японские фирмы при таком раскладе обречены проигрывать иностранцам, готовым работать за меньшую зарплату.

Чтобы сохранить конкурентоспособность, японские компании закрывают свои предприятия на родине и в массовом порядке переводят их в Китай и Юго-Восточную Азию. В 2001 году японские инвестиции в китайскую экономику составили 1,44 млрд. долларов, что на 45% выше, чем в предыдущем году. За этот же период иностранные вложения в Японии снизились на 38%. Это неопровержимо свидетельствует о падении привлекательности японского рынка. Отток средств ведет к сокращению рабочих мест, другими словами, к безработице в Японии. Она ныне составляет 5,5% от всей рабочей силы страны.

Очевидно, в таких условиях выступать за дальнейшее сохранение полностью исчерпавшей себя системы пожизненного найма с оплатой по старшинству бесполезно. Менеджерам нужно искать новые стимулы в неутихающей войне за свои и чужие рынки.

В поисках выхода

Ощущение тупиковости ситуации не покидает руководство многих японских фирм. Ныне лишь 7-8% японских компаний сохраняют верность системе расчета зарплаты исключительно из стажа работы сотрудника на данном предприятии. Делается это, очевидно, не из упрямства. Сторонники старой системы настаивают, что с социальной точки зрения такой подход более оправдан. Ведь наибольшие выплаты работникам приходятся на период 45-55-летия, то есть когда человеку предстоят большие траты, связанные с образованием детей, их свадьбами и рождением внуков. А это значит, что оплата по старшинству является как бы своеобразной, хотя в некотором роде и принудительной, системой сбережения.

Но если подобная аргументация находит отклик у старшей возрастной группы работников, то молодые категорически против. Они хотят получать все заработанное сразу, без откладывания в "долгий ящик". А для этого надо платить не по возрасту, а по конкретным результатам труда. Примером им служат американские и европейские коллеги, чьи интересы в трудовой сфере не стиснуты обязательным сохранением верности одной компании и ожиданием полноценного вознаграждения в конце этого пути.

Молодежь при этом подчеркивает, что открытия в технологической сфере сменяют друг друга довольно быстро. Значит, человек, великолепно проявивший себя на производстве или в бизнесе в молодые годы, через 20-30 лет растеряет свой авангардизм и будет жить лишь багажом старых заслуг. А находиться в подчинении у консерватора, даже некогда отличившегося в поисках новых подходов, нынешние молодые специалисты не хотят.

Конечно, ломка старой системы менеджмента может привести к улучшению экономических результатов, обусловленных новыми перспективными идеями, генерируемыми молодежью. Но что же делать с безработицей? Японские предприятия все настойчивее сокращают штаты своих постоянных кадровых сотрудников (сэйсяин), отдавая предпочтение менее квалифицированному, но гораздо более дешевому временному персоналу. Для этого подходят очень дешевые руки гастарбайтеров. По подсчетам официальной

статистики, число сэйсяинов в стране с 1996 по 2002 год снизилось с 38 млн. до 34,96 млн. человек, а число почасовиков соответственно увеличилось с 10,43 млн. до 14,83 млн. человек. Между тем ставка зарплаты почасовика почти в три раза меньше, чем у постоянного работника. Кроме того, временным сотрудникам не надо выплачивать различные пособия по болезни, на содержание семьи, отпускные.

Итак, наступает эра оплаты по результатам труда. Переход к новой системе может быть не только болезненным для работников старшей возрастной группы. Он таит в себе немало неясностей и подвохов. Так, например, сейчас профсоюзы вырабатывают с японскими предпринимателями единые подходы к формуле "по результатам труда". Ведь с точки зрения трудящихся должны оцениваться не только конечные результаты, но и готовность к выполнению трудных задач, поиск нового, но еще не осуществленного. Наконец, нужно вносить поправки на колебания валютных курсов. Тогда временные успехи или неудачи, вызванные неожиданными отклонениями обменного курса иены, не будут застилать настоящих результатов труда.

Очевидно, поиски новых систем стимуляции рабочих и служащих продолжатся, но, по мнению японских экспертов, точка возможного возврата к прежнему уже пройдена. Старые ценности, позволившие добиться экономического чуда в Японии, ушли в прошлое.

Л. Сашин
Источник:
журнал "Япония сегодня", 2003 г.


Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите
Ctrl
+
Enter
Спасибо за помощь
Вы выделили:
Мы обязательно исправим ошибку. Вы можете оставить комментарий
Комментарий (необязательно)
Отменить
Письмо об ошибке отправлено редакторам. Спасибо вам за внимательность!