Москва
Автомобили
Спецтехника
Грузовики и спецтехника
ЗапчастиОтзывыКаталогШины
Еще
Вход и регистрация
Дром
Окончание второй части.

Окончание второй части.

Nissan Safari 1993

, Томск
Темы: Другое

Минут через сорок мы были на месте. Местность, где расположен пятый, теперь уже бывший таксопарк, представляет собой окраинный район частной застройки середины прошлого века, вперемежку с пятиэтажными силикатными хрущобами и различными базами. Тот ещё «Черем» подумал я, поскольку похожий район в Томске носит название Черемошники, ну а сокращённо Черем. Остановившись напротив проходной, я спросил следователя:

- Будем звонить?

- Вот ещё, сами найдём!

И мы направились к проходной. Кто из нас главный было понятно и без слов: три мужика просто семенили в арьергарде.

Вахтёр, человек номинальный, сильно не обремененный ни властью, ни желанием что-либо делать на вопрос: - Где штрафстоянка? - махнул рукой куда-то вниз.

В левом нижнем углу (если смотреть от проходной), немаленькой надо заметить территории, любовно скрытая от посторонних глаз, находилась штрафстоянка. Три стороны были естественным образом огорожены обратными стенами боксов, высотой метров по шесть, образовывая, таким образом, каре. Четвёртая сторона, выходящая во внутренний двор таксопарка, была огорожена двухметровым забором. Отстойник! Первое, что пришло мне на ум. Ни с какой стороны с улицы стоянка не просматривалась. Попавшая на стоянку машина могла храниться здесь, сколько будет надо.

Пара сторожей находилась в вагончике, приподнятом на трубах, как на курьих ножках, над землёй метра на два.

- Ну, что, здесь? – спросила меня следователь.

Он был здесь. На полностью спущенных колёсах (это я разглядел позднее), в сугробе, задом к проезду.

- Да, вот он, - указал я.

Мы подошли к Сафарю, тут же нарисовался один из сторожей:

- Кто такие? Чего хотели?

- Будем изымать вещь доки по уголовному делу, - ответила наша предводительница, раскрывая корочки.

Второй сторож, наблюдавший издалека, увидев корочки исчез, и появился только в самом финале.

- Ну, я так не могу, мне надо позвонить директору, - стал упираться сторож.

- Конечно, звоните, его же допрашивать надо. Где у вас тут место, что бы протокол заполнить?

Мы проследовали в каморку, а сторож стал звонить директору. Не успела следователь разложить бумаги, как к воротам, в лихом заносе подлетело авто. Кажется Бэха середины девяностых, впрочем могу ошибаться, не до того тогда было.

Директор, парень лет тридцати пяти, был, понятное дело, в ярости. Такое ощущение, что лестницу, ведущую в будку, он одолел одним прыжком.

- Вы кто такие? По какому праву? Что Вы собираетесь тут изымать?

Я то стоял слегонца огорошенный известием об изъятии. Как бы пока не до конца верилось, что машина нашлась. И как её отсюда вытаскивать, мне было не очень понятно.

- Вы кто? – спокойно-равнодушно спросила следователь, демонстрируя корочки, - Директор? Приказ о назначении где? Кто назначил? Когда? Вы учредитель стоянки? Нет?

Ледяной, спокойно-равнодушный тон разговора, буквально пригвоздил директора посреди прохода в отнюдь не крупногабаритной каморке. В это время, с не менее эффектным заносом подкатила ещё одна машина. Второй парень, судя по виду одногодка директора, также влетел в будку и попытался, не понимая в чём дело, прокачать права. Но скис после первого же вопроса:

- Вы здесь работаете? Официально?

- Мы будем проводить изъятие вещь доков, по уголовному делу. Согласно статьи…, - следователь отчеканила номер статьи и всё, что полагалось в этом случае.

Ребята понемногу оправились от шока и вновь попытались ринуться в наступление:

- По какому делу? Когда заведено? Мы эту машину год…,- тут директор замешкался, подбирая слова, - охраняли.

- Кто за это платить будет, - поддержал тему второй.

- С кем у стоянки договор? С мэрией? Там про оплату и спрашивайте, уголовное дело от такого-то числа, марта прошлого года. Ясно? – так же спокойно и холодно прозвучал ответ.

То, что уголовное дело заведено ещё год назад, явилось для обоих концессионеров ударом ниже пояса. Оба несколько раз перечитали копию постановления о возбуждении и взгляды их пали на меня.

Если говорить о бессильной ярости, то я теперь абсолютно точно знаю что это. Взгляды парней исходили такой злобой! Ещё бы, час назад они подсчитывали маржу с удачно провёрнутого дела, а тут…

Гипс снимают! Клиент уезжает! Всё пропало Лёлик!

В отличие от меня, компаньёны курили и, прихватив сторожа, ретировались, под этим предлогом на улицу, обсудить текущее положение и выработать дальнейшую стратегию.

Я же не очень пока верил в чудо.

- Изымем, а дальше что? – задал я вопрос.

- Эксперт отработает, отпечатки и прочее, и вернём Вам. Завтра утром бумаги начальник подпишет, и в обед можете забирать.

- ……!!!!!

Пожалуй, только такими знаками можно выразить моё состояние, ибо даже маты в голову не лезли.

Пока парни курили, мы с другом тоже сделали реконгонсцировку и он ушёл искать эвакуатор, поскольку оставлять тут Сафаря, не то что до завтра, а даже на пару часов, было нереально. Договорились, что отвезём его во двор Обского РОВД.

Мы же, со следователем и экспертом прошествовали до авто, где в присутствии скрежетавшего зубами директора и сторожа, я опознал Сафарь.

Замок на водительской двери был выдран с корнем, вместо него зияла дыра (для тех, кто не в курсе, сообщу техническую подробность: дверной замок на 60-м Сафаре исполнен отдельно от ручки, так же, как когда то было на 21-ой Волге), кожух рулевой колонки разломан. Замок зажигания отсутствовал, контактная группа болталась на проводах. «Стоило так мучиться?» хихикнул я про себя, вспомнив про второй ключ в боксе между сиденьями.

Криминалист занялся своим делом, а мы вернулись в каморку. По требованию был извлечён протокол постановки машины на штрафстоянку. Вы видели, как выглядит копия протокола о штрафе за нарушение ПДД через год неаккуратного хранения? Вот и тут, чтобы что-то разобрать, впору было привлекать нашего эксперта.

- Так его же гаишник пригнал и поставил на стоянку, часов в 7 утра, - «вдруг» вспомнил сторож, - Я как раз дежурил, помню. Водитель-то сбежал, дверь открытую бросив, они его по району час гоняли. Думали хозяин пьяный убежал.

Фамилия гаишника была неразличима на затёртом протоколе.

Не зря я говорил, что самое сильное оружие следователя – бланк допроса и шариковая ручка. Парни притихли и покорно ждали своей очереди давать показания.

Впрочем, не совсем, ещё немного оклемавшись второй сменил тактику и попробовал надавить на меня:

- Ну, ты же видишь: мы тебе его целый год, охраняли, берегли, надо бы отблагодарить сторожей.

- Да спасибо мужики, - радостно подхватил я, - А чего раньше-то меня не нашли? А? Сейчас-то как нашли, откуда адрес узнали?

- Да, мы запрос делали, хоть это и не наше дело, этим гаишники должны заниматься, но мы сами, по своей инициативе. Только в номере регион перепутали и вместо 70 в запросе 72 второй написали. Запрос три месяца ходил в Тюмень, вот у нас даже ответ есть. А я потом-то только заметил ошибку, ну в машину полез, и нашёл там копию свидетельства. Так, что там мои отпечатки могут быть, - закончил он свой рассказ.

Тут как раз очередь допроса дошла до него.

- Вы тут кем работаете? – снова спросила следователь.

- Да я тут, по розыску долгостоев. Пишите юрист! – пафосно заявил он.

Так вот кто был вторым в цепочке воскресных телефонных посредников, понял я.

- Образование?

- Среднее…

-Судимости есть?

- Да…

Офигеть не встать! Вам не кажется? Судимый «юрист» со средним образованием и специализацией по вымогательству денег за долгостои! В ЕТКС (единый тарифно-квалификационный справочник профессий и специальностей) впору поправки вносить!

Парень, похоже, и сам понял, что не стоило провозглашать себя юристом. Презрительный, даже не взгляд, а взмах ресниц следователя в его сторону, после утвердительного ответа на вопрос о судимости, прибил его. Вернувшийся эксперт «кстати» сообщил:

- Нашёл я пальчики там. В нескольких местах.

И с «юристом» случилась истерика. Сначала, он начал нервно подёргивать ягодичными мышцами (вот натурально, вроде ровно и спокойно стоял, и вдруг, то левая, то правая ягодица стали ритмично поджиматься), а затем взорвался:

- Возьмите мои отпечатки, сейчас, немедленно. Я там трогал, двери я … Я там панель… Ну, документы я же искал… Там…

- Вспоминайте всё, что трогали, запишем, - посоветовала следователь.

Криминалист меж тем подлил масла в огонь:

- Я всё это передам в областное управление, а там другие ребята вызовут. Там, по-другому поговорят, если потребуется.

Это совершенно выбило из колеи «юриста»:

- Нет, пусть он у меня отпечатки сейчас снимет!!!

Почему то ко мне обращаясь, продолжал он нервно голосить. Видимо как «по-другому» беседуют в областном УВД, он знал, и повторять этот опыт не горел желанием.

- Да там не только свежие, но и старые отпечатки есть. – сообщил криминалист.

«Юрист» захлебнулся собственным вздохом.

Директор стоянки практически вытолкал друга «юриста» на свежий воздух – охладиться и успокоиться. А то много чего интересного мог бы в истерике наговорить друган. Всё это конечно не укрылось от глаз следователя. Но формальная сторона дела была окончена.

Мы подождали эвакуатор ещё с полчасика. Затем осторожно загрузили Сафарь.

- Две с половиной, меньше никак, - сказал мне водитель эвакуатора, узнав маршрут.

- Да конечно, братан, какие вопросы!

Как это: на душе не смотря на февральский морозец распускались майские розы?

Друг отобрал у меня руль:

- С твоей глупой рожей точно кому-нибудь в зад въедешь! Давай лучше я.

«Иногда, они возвращаются», кстати, или нет, крутилось у меня в голове название романа Стивена Кинга, приобретшее теперь совсем иной смысл.

Я всю дорогу до Обского РОВД крутил головой: не потерялся ли Сафарь в потоке машин, попутно обсуждая со следователем и криминалистом, как мог автомобиль, с явными следами криминала простоять год на стоянке и почему никто не занимался розыском владельца.

- Нечисто тут, явно – резюмировала итог беседы спасительница Сафаря. – В ГИБДД есть отдел по розыску, все стоянки минимум раз в месяц обходятся и ответственный сотрудник пишет рапорт по каждой машине. Так, что за месяц должны были установить хозяина. А тут явный криминал на машине, никакой гаишник не имел права за руль садиться и пригонять машину на стоянку. Если даже история со сбежавшим водителем, правда, то сотрудник ДПС обязан был вызвать на место опергруппу из РОВД. А вдруг что с хозяином сделали?

Думаю я, что или протокол постановки на стоянку был липовый (может «потерянный») и самостоятельно заполненный, или гаишник знакомый с руководством стоянки и действовавший заодно с ними. Да и человек ответственный за розыск прикормленный, наверняка, если год глаза закрывал. Как это в сводках: организованная … группа, с участием … в погонах?

К слову: стоянка наполовину примерно, была заполнена такими машинами. Рядом стоял 80-крузак, уже три года, рассказал, внезапно появившийся, когда всё утихло второй сторож. Было с десяток ВАЗовских шестёрок, семёрок и зубил, судя по всему стоявших с осени, стоимость оплаты за стоянку уже превысила стоимость этих машин. Я вспомнил, что каждый год, после первых снегопадов наблюдается пик краж из гаражных кооперативов машин, оставленных владельцами в боксах до весны. Не эти ли это машины?

Дальнейшая схема видимо, проста: хозяева стоянки обращаются в суд. Суд в качестве оплаты за понесённые стоянкой затраты отписывает машину новым владельцам, требует ГИБДД снять с учёта и выдать новый ПТС. Всё, машина легализована. Пара «продаж», через подставных перекупов и законный владелец никогда ничего не вернёт.

Бизнес новой России. Зарегистрировал стоянку с конским тарифом. 200 рублей час, да хоть 1000! Прикормил гайцев и знай, подсчитывай барыши, любовно оглядывая из вагончика на сваях свою деляну.

Но ведь, есть женщины в русских селеньях!!!

На следующий день, взяв пару заряженных аккумуляторов, шинный компрессор и газовую горелку я, с одним из прорабов своей фирмы, приехал в РОВД. Пока я оформлял бумаги у следователя, ждал подписи начальника и бегал в соседний магазин, сами понимаете в бакалею, Гена (так зовут прораба) подкачал колёса, поменял аккумуляторы, смёл снег и прогрел масло в поддоне. С первым поворотом, нет, не ключа, а отвёртки, Сафарь радостно, словно соскучившись по любимой и привычной работе, затарахтел двигателем. Из вновь выявленных разрушений было одно: отломано зеркало–рог на левом крыле. В салоне были и детские кресла и вещи, оставленные год назад.

- Всё, уголовное дело закрыто? – спросил я, забирая справку о возвращении машины и пододвигая два пакета из гастронома, с понятным любому россиянину содержимым, под стол прекрасной дамы.

- Нет, конечно. Так и будет висеть.

-Почему?

- Угонщики же не найдены, поэтому будет числиться нераскрытым.

- Статистику портить?

- Да.

На том мы и расстались.

Без всяких приключений добрались до дома и …

Часть вторую истории можно считать оконченной. Пожалуй, я Вас и так утомил.

В завершение анекдот времён первого застоя:

Лекция в сельском клубе на тему: Разные виды любви. Будет показ слайдов.

Аншлаг естественно. Пожилой лектор общества «Знание»:

-Есть любовь мужчины и женщины, это гетеросексуальная связь.

Толпа:

- Слайды, давай.

Лектор:

- Есть любовь мужчины к мужчине, это гомосексуальная связь. А если женщины с женщиной это лесбийская связь.

Толпа:

- Слайды, слайды давай.

Лектор невозмутимо:

- А есть любовь Советского человека к Социалистической Родине. Вот теперь слайды!

К чему я это? Слайды, то бишь фотографии будут обязательно, это же всё же отзыв об автомобиле.

Обо всём остальном в третьей части.

Опубликовано

Другие дополнения из этого отзыва

Похожие отзывы и дополнения

Продажа Nissan Safari 1993 в России

Оставить комментарий
Для отправки сообщения нажмите Ctrl+Enter