Москва
Автомобили
Спецтехника
Грузовики и спецтехника
ЗапчастиОтзывыКаталогШины
Еще
Вход и регистрация
Дром
Красота по-японски
13.04.2004 | 3609 просмотров

Красота по-японски

Пеленой дождя
Cкрыта от взгляда
Фудзи красота.
Басё
Фудзи-сан

Нет ничего проще, чем увидеть гору Фудзи. Существует способ рассмотреть ее во всех подробностях - приехать на выходные, остановиться в одном из отелей неподалеку и с веранды своего номера созерцать красавицу Фудзи на восходе дня, при дневном свете, после захода солнца. Но это далеко не все: для любителей покорения эверестов существует специальный маршрут, по которому поднимаются на воспетую на все лады гору "оптом и в розницу". Подъем занимает от пяти до семи часов, идти тяжело, да в общем-то на вершину не идут, а карабкаются, причем ночью, дабы к рассвету подняться или попросту доползти (у кого как получится) до цели.

И вот наступает торжественный момент - вы на вершине самой красивой и ценной, с эстетической, разумеется, точки зрения, горы Японии. Затем в обязательном порядке следует съемка себя на фоне пейзажа, сказочно пронизанного лучами восходящего солнца (пейзаж подадут в 5.30). Но если вы, великий спортсмен-скалолаз, погорячились и покорили вершину раньше времени, можете отдохнуть, выпить зеленого чаю, закусить японскими сладостями. Ничего другого все равно не найдете: на вершине Фудзи все строго по-японски и никакой самодеятельности.

Солнце восходит, теперь занимайте лучшую позицию и на фоне всего, что видите, запечатляйтесь: можно с национальным флагом в обнимку, можно целой группой под этим же флагом. Как? Пленка закончилась? Все ушло на съемку возле туристического автобуса, возле подножия горы - и больше в запасе ни одного кадра? Ну, не беда, в киоске на этой же вершине можно приобрести глянцевые качественные открытки, изображающие Фудзи-сан в любое время года и суток, под любым ракурсом. Хотя целесообразно ли было карабкаться за этим около семи часов вверх? Ведь это добро как у подножия, так и в самых отдаленных привокзальных ларьках Японии продается в любых количествах.

Чуть меньше года тому назад я услышала от приятеля-японца: "На Фудзи не восходят, на нее смотрят". Почти все мои знакомые японцы ни разу в жизни так и не видели Фудзи вблизи. Возможно, они чересчур буквально поняли постулаты: не идолопоклонничай, не превращай абстрактное и недостижимое в куклу из соломы, которую можно повертеть в руках и выбросить, ведь встреча с Фудзи убьет Фудзи. Вот и я не тороплюсь увидеть ее. Наверное, подсознательно побаиваюсь в чем-то разочароваться. Впрочем, у нее (горы) всегда есть шанс застать меня врасплох: показаться мне через иллюминатор поднимающегося ввысь самолета, через стекло окна на последнем этаже токийского небоскреба. Я не буду ждать встречи, но буду всегда готова к восторгу, который преподносят случайные неожиданности.

Эстетика времен года

Лето в Японии может порадовать лишь финнов и других северян, которые так изголодались по солнцу, что готовы быть прожженными им до костей, а также впитать в себя 100-процентную влажность, которая прилагается в нагрузку. Что касается меня, то весь запас тоски по солнцу приморских курортов, накопленный в течение шестнадцати лет жизни на Украине с ее ярко выраженными временами года, я растранжирила в первое же свое израильское лето, почему-то длящееся полгода.

Так вот, несколько дней назад токийская погода порадовала - пошел дождь, и не просто дождь, а ливень, температура воздуха понизилась. Идешь по улице и уже не чувствуешь себя частью какой-то бесформенной массы, состоящей из слипшихся с горячим воздухом людей, машин, собак. Ветерок касается кожи, в воздухе стоит запах, который бывает только после дождя. Я иду по Гиндзе. Витрины с образцами одежды, уже осенней, отражаются в промокшем тротуаре и... Что я слышу? Цок, цок, цок - соприкасаются с тротуаром каблучки дамских босоножек. Это меня поразило: вот уже больше двух месяцев я не обращала внимания на подобное! Все силы уходили на борьбу с жарой, не оставалось ни капли на восприятие приятных мелочей, внимание было приковано лишь к дорожным знакам, переходам, целям вылазок за пределы пространств, охлаждаемых кондиционером.

Тут вспомнился разговор в пик жары с моей подругой-японкой: "Нацуко, пойдем на представление в Кабуки?" - "Пойдем, только не сейчас, а в начале осени, сейчас такая жара, совсем нет атмосферы культуры".

Именно из-за отсутствия этой самой атмосферы в летний период не проводят выставок икэбаны, не бывает и чайных церемоний. Какое может быть восприятие красоты, когда дальше простых требований организма ничего более почувствовать не удается?

Все просто. Японцы близки к ритму природы не на словах - они живут в ее ритме и акцентируют свое внимание на красоте по мере ее проявления в природе, по мере способности человеческого организма восприять прекрасное в полной мере.

Простые истины

Приятный весенний день, расцвела всем известная сакура: нежно розовый цвет завораживает, близится ханами - праздник любования ее цветением. В один из таких дней я шла по улице и, как мне помнится, цель похода была тривиальной - в магазин. Передо мной шел человек лет тридцати пяти, сосредоточенно так, немного торопясь. Вдруг он резко остановился. Невольно приостановилась и я. Вижу: его рука ныряет в карман плаща, достает фотоаппарат, и через секунду он уже стоит под деревом сакуры, которая расцвела нежнейшим розовым цветом прямо у дороги. Несколько снимков маленьким портативным фотоаппаратом, на лице выражение полного блаженства. Затем фотоаппарат возвращается назад в карман, и прохожий продолжает свой путь все так же сосредоточенно, как и прежде. Я же осталась стоять на месте, возле божественно цветущей вишни в полном замешательстве.

Ханами - это дни, к которым каждый год большинство вишневых деревьев успевает расцвести, и - соответственно - это событие можно отметить народным гулянием. Одно из излюбленных мест подобных гуляний в Токио - парк Уэно. Почему именно этот парк - понять просто, стоит лишь приблизиться к главной аллее, и как бы заснеженные деревья сакуры загипнотизируют любого, ступившего под их сень. Ничем другим кроме любования этим чудом вам уже не придет в голову заниматься. Японцы же к этому празднику относятся очень серьезно: рано утром в парк приезжают представители компаний, главы семей и "бронируют" сидячие места под цветущими деревьями, укладывают пленку-подстилку, подписывают имена, затем усаживаются и ждут, когда их семьи или сотрудники приедут с переносными сумками-холодильниками, доверху набитыми банками с пивом, коробочками с закусками, термосами с горячим зеленым чаем. Когда все соберутся, расстилается скатерть-самобранка, и начинается пикник. Ни теснота под деревьями, ни проходящие мимо толпы людей, ни дождь, который в этом году усердно сбрызнул сакуру, не могут омрачить праздник - все едят, пьют, смеются, фотографируются.

А еще с таким же энтузиазмом японцы любуются лотосами - загадочными, мистическими цветами, с которыми связано множество легенд. Я была свидетелем любования лотосом в парке Тибы (в часе езды от Токио). Цветы и правда великолепны, но меня гораздо больше поразило количество дорогостоящих профессиональных фотоаппаратов на один квадратный метр сада. Причем обладателями этих сокровищ были не фотокорреспонденты, а в основном домохозяйки и пенсионеры. Все сосредоточенно выбирают лучший ракурс, направление света - идет настоящая работа. Не занятые фотографированием горячо обсуждают оттенки розовых лепестков лотоса и его салатово-зеленых стеблей и листьев.

* * *

Неужели в Японии тяга к искусству - это удел не только художников, фотографов, дизайнеров, декораторов? Неужели можно увлечь любованием прекрасным каждого? Как это достигается? Все просто: понятие красоты входит в ряд основных национальных ценностей, поэтому умение видеть красоту прививают с детства наряду с любовью к родине и понятием общественного долга. Начинают учить видеть красоту с воспеваемых тысячелетиями сакуры и горы Фудзи. Далее каждый идет своей дорогой, в меру способностей и желания, но аляповатости и пошлости хотя бы в визуальном ряде вокруг становится меньше, и, если вы идете по токийским (и не только) улицам в приятный весенний день, у вас есть шанс увидеть, как солидный бизнесмен торопливо, по-мальчишески вынимает фотоаппарат и снимает розовые лепестки сакуры. Этот взрослый и солидный человек всегда начеку, он готов увидеть красоту в любой момент, он не оплошает, в кармане его плаща есть маленький фотоаппарат, который запечатлит расцветающие каждый год в одно и то же время цветы, и повторять это он будет каждый год именно потому, что ничто никогда не повторяется. Точно таким цветение больше никогда не будет.

Елена Афрамова
Источник:
журнал "Япония сегодня", 2003 г.


Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите
Ctrl
+
Enter
Спасибо за помощь
Вы выделили:
Мы обязательно исправим ошибку. Вы можете оставить комментарий
Комментарий (необязательно)
Отменить
Письмо об ошибке отправлено редакторам. Спасибо вам за внимательность!