Москва
Автомобили
Спецтехника
Грузовики и спецтехника
ЗапчастиОтзывыКаталогШины
Еще
Вход и регистрация
Дром
ГП России Формулы 1: «Решения о наказаниях не бывают простыми»
07.10.2020 | 2203 просмотра

ГП России Формулы 1: «Решения о наказаниях не бывают простыми»

Автор: Мария Мельникова
Фото из открытых источников
Источник: Дром
Сливал ли Мика Сало информацию журналистам, был ли штраф Хэмилтону оправданным и почему не наказали Шарля Леклера? Вот что рассказал российский спортивный комиссар про судейство на Гран-при России в Сочи.

Гран-при России Формулы 1 оказалось непростым в этом году как с точки зрения судейских решений, так и с точки зрения некоторых окологоночных ситуаций — назовем их так. Например, история со штрафами Льюиса Хэмилтона в первую очередь попала в финские СМИ — а в состав коллегии спортивных комиссаров ГП России входил бывший пилот Формулы 1 финн Мика Сало. Из этого были сделаны выводы, что экс-пилот Формулы 1 попросту сливал информацию своим соотечественникам, не слишком беспокоясь о морали и законности происходящего.

В связи с этим в Сети даже появились фотографии из судейской комнаты, где четыре спортивных комиссара наблюдают за ходом гонки. И многие болельщики Формулы 1 обратили внимание, что на белоснежной рубашке одного из спортивных комиссаров был вышит синий логотип Российской автомобильной федерации.

Действительно, в этом году одним из комиссаров ГП России стал сотрудник РАФ Георгий Андреев — кстати, тот самый, который был одним из спортивных организаторов недавней «Формулы Студент».

Георгий работает на ГП России с самого первого события, т. е. с 2014 года. Основными обязанностями Андреева была работа в рейс-контроле и координация действий маршалов на трассе. Первые несколько лет спортивным комиссаром от РАФ являлся вице-президент РАФ по спорту Василий Иванович Скрыль. Однако в 2019 году из-за большой загруженности и напряженного графика он не смог выполнять эти обязанности во время ГП, и в ФИА была согласована замена на Георгия Андреева как обладателя международного опыта работы в КСК.

Мы связались с Георгием Андреевым и попросили его ответить для Дрома на несколько вопросов про Гран-при России.

— Георгий, вряд ли можно стать спортивным комиссаром Формулы 1, не имея аналогичного опыта в других сериях. Что есть в твоем багаже?

— У меня началось все с работы в КСК Trofeo Lamborghini, потом последовали различные этапы European GT4 Series, затем гонки Blancpain GT, включая легендарные «24 часа Спа». На некоторых соревнованиях приходилось совмещать работу в нескольких сериях. Например, в начале сентября этого года на Нюрбургринге мне довелось одновременно поработать спортивным комиссаром на European GT4 Series, 6-часовой гонки GT World Challenge Europe и председателем Коллегии спортивных комиссаров на Trofeo Lamborghini.

— Как распределяются задачи между комиссарами? Есть ли какое-то разделение функций?

— В соответствии с Международным спортивным кодексом ФИА комиссары работают под руководством председателя КСК. Соответственно, никакого особого распределения не существует, за исключением ряда дополнительных обязанностей председателя.

— Что входит в задачи КСК в Формуле 1 и каковы ее полномочия?

— Как и в других гоночных сериях, главная задача — это осуществление беспристрастного судейства и вынесение решений по возникающим инцидентам. КСК является высшей спортивной властью соревнования, и в соответствии с международным спортивным кодексом ФИА может решать любые вопросы, возникающие в период проведения соревнования.

— Как принимаются решения по различным инцидентам?

— Прежде всего мы изучаем всю доступную информацию. В Формуле 1 ее очень много: это телеметрия, онборды, радиопереговоры команд, рапорты рейс-директора, доклады маршалов и многое другое. Затем при необходимости мы можем вызывать для объяснений гонщиков или представителей команд в том случае, если какие-то моменты остаются спорными или непонятными. Как только вся информация собрана, мы ее суммируем, анализируем и принимаем решение. Конечно же, все это происходит за закрытыми дверями.

— Как происходит процесс принятия решения?

— Как правило, собрав всю информацию, мы начинаем ее анализировать и высказывать мнение о произошедшем. Затем обсуждается возможное наказание. Какие-то нарушения очень четко описаны в регламенте и имеют единственный вариант пенализации, у других вилка шире, тогда озвучиваются варианты и выбирается наиболее подходящий, по мнению КСК. Одинаковых ситуаций не бывает, но какие-то из них схожи, поэтому изучаем и анализируем решения по ним, вынесенные на предыдущих этапах.

— Должны ли комиссары знать наизусть все спортивные регламенты — или при принятии и обосновании решения пользуетесь самими документами?

— Невозможно знать наизусть все регламенты, да и необходимости в этом нет. Достаточно уметь в них хорошо ориентироваться и знать, где подсмотреть номер пункта для решения.

— Очень интересна история с двойным штрафом Хэмилтона, принятое и затем измененное решение по наказанию пилота и команды. Как это происходило?

— Как обычно, в КСК поступил рапорт от рейс-директора и мы начали изучать материалы. Штрафные баллы сняли, так как получили доступ к новой информации, на основании которой было решено, что часть вины лежит не на пилоте, а на команде, за что ей и выписали штраф в 25 000 евро.

— Справедливым ли было наказание? В одном из изданий появилось интервью с Микой Сало, где он говорит, что Хэмилтона наказали слишком жестко…

— Мнения комиссаров могут различаться. Я считаю, что есть вина пилота и есть вина команды. Невиноватых нет. Он получил два одинаковых штрафа за два одинаковых нарушения. Как я говорил раньше, потому наказание пересмотрели и изменили, так как появилась новая информация.

— Были ли в мировой практике другие прецеденты отмены наказаний в Ф1 или других гонках в принципе?

— В нашей ситуации это не отмена, а пересмотр решения в связи с вновь открывшимися обстоятельствами. Такое периодически бывает. Иногда наказания отменяют, но КСК делает это редко, если речь о пересмотре решения. Чаще всего в таких случаях решение об отмене наказания выносит Апелляционный суд.

— Помимо того, что вас обвиняли в слишком жестком наказании в адрес Хэмилтона, обсуждалось еще и то, что вы пожалели Леклера, не наказав его за столкновение со Строллом.

— Ситуацию, произошедшую с Леклером, мы очень пристально рассматривали. Могу сказать, что нарушений там не обнаружили, посчитали, что это был гоночный инцидент, и оставили его без последствий. Я знаю, что кто-то из журналистов пытался рассказывать, что за такое раньше был наказан другой пилот, но я хочу сказать, что даже на одной и той же трассе не бывает одинаковых эпизодов. И в предвзятости нас обвинить сложно, так как специально, чтобы этой предвзятости не было, собирают не одного или двух, а целых четырех спортивных комиссаров, включая представителя от пилотов Мика Сало. И мы стараемся изучить все вводные, выслушиваем друг друга, обсуждаем произошедшее и в итоге коллегиально принимаем решение. Так что в итоге решили не наказывать Леклера.

— Ходили слухи, что Мика Сало сливал информацию финским журналистам, можешь прокомментировать?

— Думаю, что это поставило бы под угрозу доброе имя Мики. Так что я сомневаюсь, что кто-то бы пошел на такое.

— Вы принимали какое-то участие в решении вопроса по тушению машины Луки Гиотто в Ф2? Почему там все происходило с такими задержками?

— Нет, подобные вопросы полностью в сфере деятельности рейс-контроля. Небольшая задержка произошла из-за необходимости согласования с директором гонки выхода на трассу маршалов и служб безопасности — эта процедура появилась после прошлогодней гонки в Монако, где двое маршалов чуть не угодили под колеса автомобиля Серхио Переса. Но в целом серьезных задержек не было.

— Если сравнивать поведение на трассе пилотов в Формуле 2 и Формуле 1, кто из них более корректен и законопослушен?

— Конечно, гонщики Ф2 чаще совершают ошибки в силу недостатка опыта по сравнению с пилотами Ф1. Законопослушны и те и другие, все знают, что мы «играем» по одним и тем же правилам, которые для всех одинаковы.

— Какие еще были характерные и показательные случаи в этот раз в обеих сериях?

— Опять в обеих сериях у гонщиков были трудности с правильным прохождением второго поворота и соблюдением границ трассы. За подобное нарушение был аннулирован один из кругов Хэмилтона в квалификации. Второй поворот является непростым, и некоторые пилоты не соблюдают инструкции гоночного директора по правильному возвращению на трассу просто потому, что не могут их правильно понять.

Например, после квалификации к нам приходила команда Haas в полном составе, мы с ними подробно обсуждали, почему и зачем нужно соблюдать границы трассы. Также и с Льюисом у нас была небольшая беседа в связи с тем, что у него и во втором, и в 18-м повороте были проблемы с границами трассы.

— Как складывается жизнь спортивных комиссаров в дни гоночного уикенда, какое ваше расписание на дни гонок?

— Чаще всего от нас требуется находиться на трассе с 8-9 утра и до вечера, так как часто на разбор инцидентов требуется несколько часов. Бывало и так, что в наполненных событиями гонках ГТ, с финишем в 3 часа дня итоговые результаты подписывались около полуночи, а некоторые вызовы пилотов переносились на следующий день.

Мои коллеги жили в Radisson, передвигались на отдельном автомобиле, также для них была рекомендация от FIA ужинать совместно. Я жил в отеле, где размещался весь спортивный персонал РАФ, и там также было организовано разделение по корпусам для различных групп, как их называют в Формуле 1 — «пузырей» — по работе на гонках. В мои обязанности входило с ними не контактировать, поэтому я старался соблюдать предписания, ужинал отдельно и с народом не общался. Это определенно создавало некоторые сложности, т. к. приходилось параллельно решать еще некоторые организационные вопросы. Но у нас достаточно большая команда организаторов, так что справлялись.

На двери нашей рабочей комнаты висела соответствующая табличка, так что без разрешения вход туда был запрещен.

— Как усложнилась жизнь спортивных комиссаров, да и всего паддока, в связи с ковидом? Боятся ли его в Формуле 1?

— Проведение соревнований усложнилось, мы соблюдаем масочный режим, социальную дистанцию, разделяем группы и минимизируем контакты между ними. Очень много сил было потрачено на подготовку к проведению ГП России 2020, но нам удалось избежать заражений среди спортивного персонала в Сочи.

— Тяжело ли дался этот Гран-при организаторам и сотрудникам?

— Организация гонки далась с большим трудом. Это уже седьмое ГП, которое мы делали, и если в предыдущие годы большинство процессов было уже отработано и многое происходило на автоматизме, то в этом году пришлось очень многое менять. Все семинары проводились онлайн, мы не проводили объемной практики, как в прошлые годы. Мы сами разрывались между десятком дел, т. к. было очень мало времени. Год выдался непростым. Но я могу сказать, что мы все очень рады, что все получилось — и подготовить ребят, и выполнить все требования FIA и Роспотребнадзора по безопасности COVID: все приехали со справками об отрицательных результатах, на всех постах были маски и средства для дезинфекции. Мы разделяли потоки, разделяли группы сотрудников, у нас не перемешивались маршалы на питлейне с маршалами на остальной дистанции, были раздельные техкомиссии и многое другое. Это было непросто, но мы справились, и гонка получилась хорошей и конкурентоспособной.

Комментарии

Артем
Екатеринбург
В плане подготовки и работе на самой гонке -уровень у наших очень хороший)
не даром ведь у судей очередь, чтоб попасть на этап)
от нашей вот Свердловской области-хрен попадешь на Гран При
4
2
Ответить
Родственники были в этом году в Сочи на Гран При. Ковид подцепили всей компанией. Если не умрут, непременно поинтересуюсь, понравилось им там или не очень.
 
4
Ответить
Оставить комментарий
Для отправки сообщения нажмите Ctrl+Enter
Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите
Ctrl
+
Enter
Спасибо за помощь
Вы выделили:
Мы обязательно исправим ошибку. Вы можете оставить комментарий
Комментарий (необязательно)
Отменить
Письмо об ошибке отправлено редакторам. Спасибо вам за внимательность!