Москва
Автомобили
Спецтехника
Грузовики и спецтехника
ЗапчастиОтзывыКаталогШины
Еще
Вход и регистрация
Дром
Как Льюис Хэмилтон взял свой первый титул в Бразилии-2008
17.11.2021 | 2497 просмотров

Как Льюис Хэмилтон взял свой первый титул в Бразилии-2008

ИСТОРИЯ АВТОСПОРТА
Перевод: Мария Мельникова
Фото из открытых источников
Источник: Дром

Можно сколько угодно рассуждать про достижения Льюиса Хэмилтона и оспаривать его рекорды в Формуле 1, утверждая, что большая часть титулов завоевана благодаря команде и лучшей машине, однако одного у него нельзя отнять: вице-чемпионства в свой дебютный сезон в Формуле 1 и титул на второй год. В 2007-м он уступил всего одно очко Кими Райкконену, финишировав седьмым на финальном этапе в Бразилии, в то время как сам Кими одержал победу. Бразилия стала решающим этапом и на следующий год, но на этот раз удача была уже на стороне Льюиса. Исход чемпионата решился также с перевесом в один балл, но на этот раз он достался Хэмилтону.

Гран-при Бразилии стал одним из самых драматичных событий в истории Формулы 1, а Фелипе Масса продержался чемпионом мира-2008 всего 38,907 секунды. Было подсчитано, что именно столько времени прошло с момента финиша Массы на первом месте до финиша Хэмилтона на пятом. В боксах Ferrari уже праздновали победу, когда Хэмилтон обошел Тимо Глока в последнем повороте и поднялся на пятое место, которое принесло ему титул в чемпионате.

Мы предлагаем вам интереснейший материал про Гран-при Бразилии-2008, собранный по рассказам очевидцев, который впервые был опубликован на портале ESPN.com в 2018 году в честь десятилетия той гонки.

 

Как Льюис Хэмилтон сначала едва не потерял, а затем завоевал свой первый чемпионский титул: история Бразилии-2008 из уст очевидцев Гран-при

Нейт Сондерс, ESPN.com

Один из самых драматичных финалов чемпионата мира Формулы 1 случился на Гран-при Бразилии в ноябре 2008 года.

Вся история началась годом ранее. В 2007 году сенсация Формулы 1 новичок чемпионата Льюис Хэмилтон приехал на трассу Интерлагос в Сан-Паулу, опережая на четыре очка товарища по команде McLaren Фернандо Алонсо и на семь очков — Кими Райкконена, выступавшего за Ferrari.

Перед этим Хэмилтон уже упустил один шанс взять титул, вылетев в гравий на въезде на питлейн на предпоследнем этапе в Китае.

В Бразилии в тот год тоже начиналось не все гладко. Хэмилтон квалифицировался вторым, но на старте Масса фактически заблокировал его, после чего британец откатился на четвертое место, пропустив вперед Райкконена и Алонсо. Пытаясь вернуть позицию, он едва не столкнулся с Алонсо и вылетел с трассы. Вернувшись девятым, Льюис сумел немного отыграться, когда на его McLaren отключился бортовой компьютер. Это привело к тому, что Хэмилтон опустился на последнее место и фактически мог попрощаться с титулом. Он сумел слегка отыграться благодаря стратегии трех коротких пит-стопов для дозаправки, которые дали ему преимущество по скорости. Но тактика Райкконена в тот раз позволила финну оказаться быстрее и после последнего пит-стопа выехать на трассу впереди Массы. Финишировав первым, Райкконен опередил оба McLaren и взял свой первый и единственный титул. А Хэмилтон и Алонсо заняли второе и третье место соответственно, набрав по 109 очков.

Интересно, что уже после финиша гонки McLaren подали протест на трех пилотов (Кубицу, Росберга и Хайдфельда) за излишне низкую температуру топлива в баке на финише гонки. Их дисквалификация принесла бы Хэмилтону дополнительные очки и титул, но в тот момент сам Берни Экклстоун встал на защиту решения судей и отстоял его. Тем не менее надо признать, что попытка McLaren была хорошей, и в наше время дисквалификация скорее всего бы состоялась.

В 2008 году Алонсо перешел в Renault, а Райкконен уже не мог повторить свои прошлогодние результаты. В результате в борьбе за титул сошлись всего два пилота — Хэмилтон и Масса.

После постоянного обмена победами, в которые лишь изредка вмешивались другие пилоты, к финалам в Бразилии Хэмилтона и Массу разделяло всего пять очков. Для того, чтобы взять титул, британцу было достаточно финишировать на пятом месте, даже при условии победы Фелипе Массы.

Подготовка

Начиналось все с совместной фотографии двух претендентов на титул.

Фелипе Масса и Льюис Хэмилтон позируют перед камерами незадолго до старта Гран-при Бразилии 2008 года 

Льюис Хэмилтон:

«В 2007 году я проиграл чемпионат на глазах у огромного количества зрителей, и справиться со смущением и эмоциями было действительно сложно. Я очень эмоциональный парень ... а в таком молодом возрасте подобный опыт особенно болезнен». 

Фелипе Масса:

«В начале той недели я думал только об одном: что мне нужно сделать, чтобы выиграть эту гонку? Я не думал тогда о своем поединке с Льюисом, ведь это была последняя гонка сезона, так что в худшем случае мне нужно было хотя бы выиграть этот Гран-при. Это было единственное, о чем я думал каждый день».

Роб Смедли, гоночный инженер Ferrari:

«Я думаю, это довольно забавно, когда вы слушаете воспоминания людей о том уикенде, потому что воспоминания сильно отличаются от реальности. На самом деле это не рассматривалось как решающий вопрос чемпионата, к этому относились как к коронации Льюиса, как к состоявшемуся событию: все было подписано, пропечатано и доставлено».

Падди Лоу, технический директор McLaren:

«В этом виде спорта действительно очень сложно победить. В частности, в McLaren мы долго боролись за такую возможность. На тот момент у нас было много вторых мест, и если их разобрать, то вы поймете, что причиной тому было много наших ошибок и промахов. Последний раз McLaren брал Кубок конструкторов в 1998 году, а их пилоты побеждали в 1999-м, и очень много вторых мест. В частности, в 2007 году мы упустили титул с разницей в одно очко у обоих гонщиков, чего, я думаю, никогда еще не случалось».

Фил Прю, гоночный инженер McLaren:

«Во второй половине 2008 года несмотря на наше преимущество мы постоянно теряли очки. Но и в 2007-м было почти то же самое. Это, безусловно, очень повлияло на то, как мы подошли к уикенду, на ту стратегию, которую мы приняли. Мы выбрали оборонительный подход. И это едва не стоило нам титула по ходу того, как разворачивались события».

Напряжение на старте

2 ноября 2008 года Фелипе Масса взял поул-позицию, а Льюис Хэмилтон квалифицировался четвертым, опередив своего сокомандника Хейкки Ковалайнена. В McLaren были уверены, что Льюису хватит темпа сохранить место в Топ-5, но тучи, собиравшиеся над автодромом, подсказывали, что исход гонки может оказаться непредсказуемым.

Дождевой старт гонки после десятиминутного ожидания

Фелипе Масса:

«Если честно, я никогда не чувствовал особого прессинга перед гонкой. Я был действительно спокоен, но при этом ощущал какую-то дополнительную энергию. Я на самом деле чувствовал, что этот уикенд может стать моим. Я бы сказал, что я испытывал потрясающие эмоции от всех, кто меня окружал. Бразильская публика создавала неповторимую атмосферу, меня все поддерживали».

Луис Фернандо Рамос, комментатор на трассе:

«Во время парада пилотов я разговаривал с Фелипе на протяжении большей часть круга — это транслировалось на автодроме. Фелипе поблагодарил болельщиков, рассказал, какие они классные. А они постоянно выкрикивали его имя. Когда мы добрались до финального поворота — что после происшедшего там на последнем круге выглядит как ирония — я крикнул в микрофон: “Кто думает, что Фелипе станет сегодня чемпионом мира?”. Ответом был такой рев трибун, будто мы находились на футбольном стадионе. Когда парад уже заканчивался, я помню, как спросил: “Фелипе, у меня мурашки бегут по коже, а у тебя?”. И он просто ответил: “Еще больше!”».

Роб Смедли, гоночный инженер Ferrari: 

«Фелипе всегда был парнем, которому обязательно нужна поддержка. Ему нужно чувствовать любовь и уважение, и в тот день не могло быть большей любви и уважения, чем те, что давала ему вся его страна».

Луис Васконселос, журналист:

«Вся Бразилия сплотилась вокруг него. Ведь со времен Айртона Сенны они никогда так не поддерживали ни одного пилота. Это касалось и Рубенса Баррикелло, который не был столь хорош, как Сенна, даже Фелипе не был для них достаточно хорош. Но Фелипе выиграл шесть гонок, боролся за титул. Так что в этот раз бразильские фанаты впервые объединились, поддерживая Фелипе и освистывая Льюиса».

Общая съемка перед началом уикенда в Бразилии

Льюис Хэмилтон:

«Шум и вся атмосфера были просто сумасшедшими. Наверное, два процента зрителей хотели, чтобы я выиграл, а остальные болели за Фелипе. Это было так сильно. Но меня это не раздражало — это было нормально. Ведь в Сильверстоуне, наоборот, — у меня была вся поддержка, а у Фелипе — нет».

К моменту начала гонки над трассой пошел дождь, что затянуло старт. Для Хэмилтона дождь был преимуществом, ведь он уже одержал блестящие победы в аналогичных условиях в Монако и Великобритании в 2007 году, а вот у Массы не всегда получалось справиться с дождевыми гонками.

Луис Фернандо Рамос, комментатор на трассе: 

«Обстановка была очень нервной. Пошел дождь, и я подумал: “Черт возьми, все кончено”, потому что репутация Фелипе в дождевых условиях была не слишком высокой».

Фелипе Масса:

«Это было довольно странное чувство: мы просто сидели в машинах и ждали. Что-то подсказывало мне, что это может оказаться для нас полезным и привести к неожиданным изменениям в гонке. Я знал, что на сухой трассе у Льюиса был довольно высокий шанс набрать нужное количество очков, так что я предполагал, что дождь может изменить гонку».

Круг первый из 63: на острие ножа

После старта Фелипе Масса продолжает лидировать. Льюис Хэмилтон в трех позициях позади него

Масса чисто стартовал и возглавил пелотон, но и Льюис Хэмилтон избежал проблем на старте. После аварии между Култхаардом и Накадзимой на трассу вышел автомобиль безопасности. Вскоре дождь утих, и пилоты стали переобуваться на слики. Хэмилтон был последним, кто это сделал — и опустился на шестое место позади Джанкарло Физикеллы.

Фил Прю, гоночный инженер McLaren:

«Мы не хотели первыми переходить на слики, так как боялись рисковать. Но те, кто это сделал, в итоге отыгрывали позиции, и мы подумали: “Черт, мы должны были быть четвертыми, но уже пятые. Ладно, пятые — значит, пока все в порядке”. Благодаря навыкам Льюиса управления на мокром асфальте мы могли принимать в том году довольно агрессивные решения. У него уже были победы в Монако и Сильверстоуне и несколько других отличных гонок по дождю, так что это могло стать отличной возможностью для нас».

Льюис Хэмилтон:

«Мы знали, что нам нужно делать и какие очки нам нужно набрать. Думаю, это повлияло на наши действия и на то, что мы не хотели рисковать ради победы».

На протяжении большей части гонки борьба Хэмилтона за чемпионство сводилась к тому, чтобы сохранить пятую позицию. в то время как Масса продолжал лидировать. Этого было вполне достаточно, чтобы пилот McLaren взял свой первый титул. Но тучи над Интерлагосом все не рассеивались: прежде чем гонка финиширует, пройдет еще один ливень.

Роб Смедли, гоночный инженер Ferrari:

«У Фелипе в тот день была отличная машина, и сам он был в очень хорошей форме. Остановить его было невозможно. Это было понятно по его голосу, по телеметрии, по тому, как он выкладывался. И кроме того, у нас были отличные запасы по темпу. Весь пелотон оставался позади него и не мог ничего с ним сделать, а он отвоевывал время по крупицам на протяжении всей гонки».

Стефано Доменикали, руководитель команды Ferrari:

«Фелипе был идеальным лидером. Он показал, почему он заслуживает титула чемпиона. И он бы стал им, если бы не наши ошибки в начале сезона».

Фелипе Масса:

«Когда я переобулся в слики, все стало намного проще. Мой темп был очень высоким, так что я смог довольно быстро набрать отрыв от остальных. Мне удалось провести довольно легкую гонку, пока снова не пошел дождь. И тогда все опять изменилось».

Льюис Хэмилтон:

«До того, как начался дождь, я чувствовал себя достаточно комфортно, и я просто был сосредоточен на чистой гонке. Все шло хорошо, пока снова не пошел дождь».

63-й круг: перелом

До ливня на последних кругах Льюис Хэмилтон чувствовал себя на трассе более чем комфортно

На 63-м круге из 71 вновь начал накрапывать дождь. Через два круга после этого Хэмилтон, шедший четвертым, переобулся в промежуточные шины. То же самое сделал и Себастьян Феттель из Toro Rosso, который ехал следом за ним. Еще через круг на пит-стоп заехал и Фелипе Масса. За этой тройкой пилотов последовали и другие гонщики, и только два пилота предпочли остаться на другой тактике. 

Toyota решила оставить Тимо Глока и Ярно Трулли на сликах, предполагая, что дождь будет достаточно легким и они смогут доехать до финиша без потери времени на пит-стопе. Это решение позволило Глоку подняться с седьмого места на четвертое, и это означало, что Хэмилтон оказался за ним пятым, а Феттель позади него приготовился к атаке за позицию. Теперь борьба за пятое место на трассе стала решающей для всего чемпионата.

Тимо Глок, пилот Toyota:

«Каждый раз, проезжая связку четвертого и пятого поворотов, я видел, как туча над ними становилась все темнее. Я сообщил команде по радио, что, скорее всего, последние два-три круга закончатся полным хаосом, и нам надо быть готовыми поменять шины. Мне возразили, что, по их прогнозам, до конца гонки будет сухо. Что некоторые гонщики уже заезжали в боксы, чтобы сменить шины, но стратегия нашей команды более правильная, и мы останемся на сликах. Так мы и поступили».

Луис Фернандо Рамос, комментатор на трассе:

«После того как Тойоты остались на трассе, я сказал своему коллеге: “Теперь все в руках Феттеля, он должен обогнать Льюиса, чтобы у Фелипе был шанс”. И это произошло!».

Луис Васконселос, журналист:

«В Формуле 1 всегда существовало неписаное правило, согласно которому нельзя сражаться с претендентами на чемпионство в последней гонке, если вы не принадлежите к их числу. Но, видимо, Феттелю об этом забыли сказать».

Внезапно Хэмилтона, к которому Феттель подбирался все ближе и ближе, в последнем повороте по внутренней траектории обгоняет BMW Роберта Кубицы. И в этот момент напуганный пилот McLaren совершает роковую ошибку: он выходит слишком широко и пропускает еще и Феттеля, таким образом откатившись на шестое место за три круга до финиша.

Себастьян Феттель на хвосте Льюиса Хэмилтона

Себастьян Феттель:

«В тот момент я понятия не имел, что могу влиять на положение в чемпионате. Когда Льюис широко вышел и открыл мне трассу, я, естественно, его обогнал. В тот год я последний сезон выступал за Toro Rosso и напоследок мне хотелось показать максимальный результат».

Льюис Хэмилтон:

«Я помню, как подумал в тот момент: “Парень, да ты издеваешься! Только не сейчас!”».

Фил Прю, гоночный инженер McLaren:

«Это был ужасный момент, как будто мы опять все потеряли. Все разочарование 2007 года вновь вернулось к нам. Мучительное разочарование. Но затем мы быстро опомнились: ведь мы все еще были в гонке!».

Падди Лоу, технический директор McLaren:

«В тот момент на несколько секунд и подумал, что больше не хочу работать в Формуле 1. Это было как “это уже слишком, я не могу с этим справиться, я ухожу”».

Дуду Масса, брат Фелипе:

«Когда Себастьян обогнал Льюиса, мы начали праздновать в боксах Ferrari. Но я помню, как мы с папой просили всех успокоиться, моя мама начала плакать, и папа сказал ей: “Нет-нет, подожди, пока он не финиширует”. Мы просили всех подождать, потому что это еще был не конец».

Погоня

Следующие два круга Хэмилтон провел, пытаясь догнать и пройти Феттеля, чтобы вернуть позицию, необходимую для титула.

Льюис Хэмилтон и Джанкарло Физикелла

Льюис Хэмилтон:

«Это было ужасно. Я помню, как Себастьян был совсем рядом, но я никак не мог его обойти здесь, не мог до него добраться. Мои шины были слишком перекачаны, и я тогда испытывал некое чувство из кошмара, будто моя мама стоит на краю обрыва и я никак не могу удержать ее. Я вообще ничего не мог сделать».

Роб Смедли, гоночный инженер Ferrari:

«С этого момента мы все были сосредоточены на том, что происходит у Льюиса Хэмилтона. Мы понимали, что гонка входит в ее решающую стадию, но у Фелипе все в порядке, и теперь все зависело от второго гонщика».

Фелипе Масса:

«Роб тогда говорил мне: “Окей, Льюис сейчас шестой, но гонка еще не закончена, идет дождь, все может случиться, так что продолжай концентрироваться”. Он всегда так со мной говорил, так что в то время я и не думал о том, что буду чемпионом мира».

Тимо Глок:

«На предпоследнем круге я сказал команде: “Мне нужно в боксы, потому что в последнем повороте уже вовсю идет дождь». Они мне сказали, что это невозможно, т. к. питлейн уже закрыт, и там уже готовят площадку для тройки призеров, чтобы они могли поставить там свои машины. Команда сказала: “Теперь тебе нужно оставаться на трассе”».

Фил Прю, гоночный инженер McLaren:

«Вскоре стало очевидно, что дождь только усилился, и время круга Глока начало расти. Тогда мы сказали Льюису, что его шанс связан не с тем, чтобы обогнать Феттеля, а с тем, чтобы догнать Toyota. Но это был настоящий вызов для нас. Думаю, Льюису все это было не слишком понятно, т. к. из машины не видно то, что видно нам на мониторах. Льюис видел только парня впереди себя».

Льюис Хэмилтон

Роб Смедли, гоночный инженер Ferrari:

«В этот момент я сосредоточился на том, как усиливается дождь и намокает асфальт на питлейне. Я понимал, что это для нас значит, но мне оставалось только говорить: “черт возьми, дождь, перестань, прекрати немедленно!!!”».

Время Глока на последнем секторе предпоследнего круга подтвердило все опасения Смедли. Гонщик Toyota проехал сектор на три секунды медленнее, чем Феттель и Хэмилтон, которые были от него в 15 секундах и продолжали набирать скорость.

Фил Прю, гоночный инженер McLaren:

«В тот момент у нас у всех возникло очень сильное ощущение: “Началось”!».

Льюис Хэмилтон:

«Честно говоря, мне казалось, что мое сердце вот-вот взорвется. Не знаю, как я сохранял хладнокровие».

Тимо Глок:

«Я начинал финальный круг, воды на трассе было уже столько, что удержать машину было невозможно. Я понимал, что мне придется нелегко, чтобы вообще финишировать, потому что в конце круга будет еще хуже».

Чемпион ненадолго

Впереди Масса уже завершил свою самую идеальную гонку, размахивая указательным пальцем в знак своей победы. Трибуны просто взорвались, когда судья отмахнул ему клетчатым флагом.

До финиша Хэмилтона оставалось еще 39 секунд. В тот момент Фелипе Масса стал чемпионом мира — впервые для Бразилии после того, как свой последний титул Сенна взял в 1991 году.

Фелипе Масса, пересекая финишную черту, даже поднял вверх руку, чтобы отметить свою победу. По состоянию на тот момент он стал чемпионом мира

Роб Смедли, гоночный инженер Ferrari:

«Когда он пересек финишную черту, Льюис все еще был шестым, и весь автодром просто взорвался!».

Фелипе Масса:

«Я действительно чувствовал, как все вокруг сотрясается. Сложно, конечно, услышать все эти крики болельщиков, ведь в том году на машинах стояли громкие V8, но я чувствовал и видел, что происходит вокруг меня. Ощущал все эти эмоции».

Дуду Масса, брат Фелипе:

«Когда Фелипе финишировал, мы пытались сдержаться, но эмоции были настолько сильными, что чей-то один-единственный хлопок в ладоши вызвал среди нас настоящий взрыв. Затем один наш более эмоциональный друг не выдержал и обнял нас, и тут мы все потеряли самообладание. Потом и остальные начали прыгать и кричать. Не знаю, как это объяснить, наверное, мы просто ослепли».

Роб Смедли, гоночный инженер Ferrari:

«Все сходили с ума, но я отчаянно пытался смотреть на экраны передо мной, потому что я видел, что Хэмилтон набирает скорость, а у Глока начинаются настоящие проблемы».

Тимо Глок:

«Я с трудом мог удерживать машину на трассе. Я просто пытался сосредоточиться на управлении и на том, чтобы не вылететь с траектории. Я постоянно скользил, меня сносило, и мне оставалось только надеяться, что я смогу добраться до финиша».

Мартин Уитмарш, руководитель команды McLaren:

«Мы говорили Льюису — “расслабься”, так как понимали, что сейчас соревнуемся только с Глоком. С помощью GPS мы могли видеть, как Глок становится к нам все ближе... мы были уверены, что сможем его догнать и пройти. Но в какой-то момент все равно начинаешь волноваться: а настолько ли сильный дождь, а действительно ли мы сможем его догнать? А как у нас это получится? А не допускаем ли мы снова ошибку?».

Мартин Уитмарш

Хэмилтон, все еще преследующий Феттеля, пытается предпринять в середине финального круга последнюю атаку на Toro Rosso, но он все еще слишком далеко от Феттеля, и атака заканчивается ничем.

Льюис Хэмилтон:

«Я помню тот момент в десятом повороте. Я тогда хотел нырнуть внутрь, чтобы пройти его по внутренней траектории, но он был слишком далеко. Я видел, как он входит в апекс, выходит из него и продолжает удаляться. Время просто уходит, до финиша остается секунд 25, и я понимаю, как весь мой сезон, весь вклад, весь стресс, все напряжение через 25 секунд будут просто потеряны. Но он был там, менее чем в десяти метрах от меня».

Фил Прю, гоночный инженер McLaren:

«В то время в McLaren все общение с Льюисом строилось через парня по имени Ричард Хопкирк, который находился на питволле и по радио общался с Льюисом. Я подошел к нему и сказал: “Сообщи Льюису, что сейчас ему надо сосредоточиться на Глоке”. “Ну, сейчас не стоит этого делать, — ответил мне он. — Льюис как раз проходит сложный поворот…”. Тогда я просто перебил его и крикнул: “Просто скажи ему!!!”».

Роб Смедли, гоночный инженер Ferrari:

«Вся наша команда уже собралась на питволле, чтобы отпраздновать титул и победу. Я все еще пытался сосредоточиться на GPS и следить за тем, что происходит у Льюиса. Вокруг меня все буквально сошли с ума: они прыгали на меня, пытались стащить со стула, поздравляли, хлопали по спине. А я в этом полнейшем хаосе все еще пытался сосредоточиться на мониторе и в какой-то момент мне показалось, что Хэмилтон все же прошел Глока. И потом я увидел подтверждение на схеме. Это было что-то вроде "…, он все же прошел …”».

«Это Глок?»

Хотя большинство вообще не обращало внимания на показания GPS, был один человек, который сразу понял, что случилось. Бывший пилот Формулы 1 Мартин Брандл, комментирующий англоязычную трансляцию. Когда камеры переключились на поворот Джункао, где несколькими кругами раньше Хэмилтон допустил ошибку, позволив Феттелю себя обогнать, все увидели, как Toro Rosso и McLaren уходят с траектории, чтобы обогнать очень медленную красно-белую Toyota. Теперь Хэмилтон был пятым.

McLaren и Toyota

Брандл от волнения даже начал заикаться в эфире, его голос дрожал от волнения, когда он произносил свою знаменитую фразу: 

«Это ... это Глок? ... это Глок так медленно едет?! ЭТО ГЛОК!».

Мартин Брандл, телекомментатор:

«Это пришло откуда-то изнутри меня, это осознание всей невероятной важности происходящего. Будучи комментатором, вам нужно быстро соображать, поэтому я люблю вести прямые телетрансляции. Речь идет не о каких-то заранее написанных заметках, тут важно говорить о том, что вы видите, и называть это своими именами. Вы понимаете, какая невероятная драма разыгрывается у вас на глазах: в то время как одна команда и ее пилот празднуют победу в чемпионате, другой гонщик отбирает у них эту победу».

Тимо Глок:

«Честно говоря, я понятия не имел, кто меня обогнал. На самом деле я вообще ни на что не обращал внимания, единственное, чего я хотел, это остаться на трассе».

Падди Лоу, технический директор McLaren:

«В то время у меня не было никаких особых обязанностей на питволле, так что я просто ушел в конец питлейна, подальше от боксов Ferrari, чтобы не видеть того, что происходит. Я подумал: “Ну, вот все и кончено, мне пора домой”. Когда я шел вдоль питволла, там собрались все фотографы и журналисты, так как хотели запечатлеть момент победы Ferrari. Я даже не мог пройти, весь проход был заблокирован операторами, поэтому мне пришлось просто нырнуть в эту толпу, чтобы миновать ее. И как только я оказался на той стороне, я посмотрел на экран и увидел, что Льюис обогнал Глока. И я подумал: “Стоп! Мы все же сделали это!”».

Льюис Хэмилтон и команда McLaren празднуют победу в чемпионате

Стефано Доменикали, руководитель команды Ferrari:

«Как вы понимаете, это было больно. Очень больно. В тот момент я понял, что Фелипе проиграл титул».

Льюис Хэмилтон:

«Я не понимал, что происходит, и не знал, что обогнал Глока. Я видел какой-то переполох, видел несколько машин, но думал, что они круговые. Затем я поднялся вверх по трассе, все еще ничего не зная. Это было худшее чувство, которое я мог испытать, но когда я пересек финишную линию…».

Роб Смедли, гоночный инженер Ferrari:

«Я смотрел на экран хронометража, смотрел, чего-то ждал, надеялся, но понимал, что на мониторе Хэмилтон и Глок поменялись позициями. А потом все внезапно прекратилось и все только повторяли: “Подождите, он выиграл, он выиграл?”».

Льюис Хэмилтон:

«Я кричал по радио: “Ну что, я сделал это? Я сделал?”. А затем, когда я подъехал к первому повороту, они мне сказали. Я был в восторге. Я никогда не забуду тот момент».

После финиша

Льюис Хэмилтон и его отец после финиша гонки

Людям на питлейне еще предстояло осмыслить всю драму развязки на последнем круге. Камеры показывали, как семья Массы вместе с механиками Ferrari празднует в боксах победу ровно в то время, как в боксах McLaren победу праздновала вся команда, включая брата Хэмилтона Николаса и подругу Льюиса поп-звезду Николь Шерзингер.

Плохие новости быстро распространились по боксам Ferrari и всей трассе Интерлагоса.

Стефано Доменикали, руководитель команды Ferrari:

«Я сразу же вышел в эфир по радио, потому что кто-то должен был сказать семье Фелипе, что мы проиграли чемпионат».

Дуду Масса, брат Фелипе:

«Мы праздновали в боксах, а потом нам кто-то сказал, что Хэмилтон финишировал пятым, а не шестым. Механик, который сказал нам, что Льюис обогнал Глока, страдал от этого даже больше нас. Для механика Ferrari прийти и сказать нашей семье, что Фелипе не стал чемпионом, означало отнять мечту у семьи, друзей и всей страны в целом. Парень чувствовал себя очень, очень плохо. Он бился головой в стену и был просто ужасно расстроен».

Падди Лоу, McLaren:

«… Как только я увидел на экране этот обгон, я развернулся и побежал обратно в наши боксы. Я думаю, что в тот же момент Николь из них выбежала, и мы были первыми, кто действительно понял, что же произошло на самом деле».

Луис Фернандо Рамос, комментатор на трассе:

«Вся атмосфера мгновенно изменилась. Через несколько дней в мой блог написал парень: “Когда Фелипе пересек финишную черту, я начал прыгать от радости, а потом внезапно услышал, как диктор говорит, что Хэмилтон финишировал пятым. Это сообщение могло сравниться по ощущениям, как если бы ко мне домой явился полицейский и сказал, что моя мать умерла”».

«Я не мог сдержать слезы». Фелипе Масса вытирает глаза, подъезжая к месту, отведенному для победителя Гран-при Бразилии 2008 года 

Смедли по радио сообщил команде дурные вести. А затем сказал: «Вы все проделали очень хорошую работу. Молодец, сынок, я очень, очень горжусь тобой».

Прерывающимся голосом Масса ответил: «Я так горжусь тобой — в любом случае. Я бы испытал еще больше чувств, если бы мы взяли чемпионат, но в любом случае — спасибо!».

Фелипе Масса:

«Я просто ждал сообщения, ждал целую вечность. Но когда оно пришло, это было совсем не то, что я ожидал услышать».

Роберт Смедли, гоночный инженер Ferrari:

«Мы все сделали идеально. Фелипе провел идеальную гонку. Это была, наверное, лучшая гонка, которую я когда-либо наблюдал с питволла. Я действительно чувствовал себя воодушевленным и гордым. Осознание ударило по мне примерно через час. Так что это был лучший и худший момент одновременно».

Восторженный, все еще не верящий в происходящее Хэмилтон сказал команде по радио:

«Ребята, я потерял дар речи! Это было чертовски близко ...».

Тимо Глок поздравляет Льюиса Хэмилтона с титулом, еще не зная, что именно он помог ему в этой победе

Между тем человек, который стал одним из главных героев всей драмы, все еще пребывал в блаженном неведении о той роли, которую он сыграл, а его мысли продолжали крутиться вокруг той грамотной стратегии, которая в конечном счете принесла ему плюс две позиции в абсолютном зачете.

Тимо Глок:

«Я возвращался в боксы, и мне сказали по радио: “Хэмилтон выиграл чемпионат”. Но мне так и не сказали, что я был тем парнем, который помог определить чемпиона! Мы в тот момент были счастливы, что наша стратегия окупилась сполна и мы получили несколько позиций вверх в абсолютном зачете. Я остановил машину, еще ничего не зная. Льюис припарковался прямо передо мной, я вылез из кокпита и поздравил его, а затем просто пошел взвешиваться».

Подъезжая к закрытому парку на питлейн, Масса поднял визор и вытер слезы.

Фелипе Масса:

«Это был потрясающий момент для победы, просто идеальный уикенд. Но проиграть на последних метрах было тяжело... Я никак не мог сдержать слезы. Представьте себе: выиграть титул дома — это самое невероятное чувство».

Фелипе Масса возвращается на питлейн после того как ходил приветствовать болельщиков

Тимо Глок:

«В мою сторону направлялась группа журналистов, и я просто отодвинулся, чтобы дать им пройти, ведь я был уверен, что они идут к Льюису. Но все подошли ко мне! Они говорили: “Так было запланировано перед гонкой?”, “Вы специально помогли Льюису выиграть чемпионат?!”. Я был полностью сбит с толку, типа, “что, черт возьми, происходит?!”. Я не знал, что случилось. И только тогда мне сказали, что я был тем парнем, который определил титул».

Лука Коладжанни, пресс-секретарь Ferrari:

«Сразу после финиша гонки у многих в наших боксах возникло легкое подозрение, что Глок пропустил Хэмилтона, чтобы лишить Фелипе титула. Но позже, хладнокровно рассудив, мы поняли, что он просто ничего не мог сделать».

Тимо Глок:

«Была пара журналистов, особенно с итальянской стороны, которые вели себя очень агрессивно, указывали на меня пальцами и говорили, что я сделал это специально: “Сколько вам заплатили Mercedes [поставщик двигателей McLaren] и Льюис?”. Я не думал, что когда-нибудь попаду в такую ситуацию. Мы даже получали письма с угрозами — они приходили и в мою семью, и моим родителям — что меня нужно пристрелить за то, что я сделал, и я вообще не имею права больше заниматься спортом. Я не мог поверить, насколько ужасными могут быть люди».

Фелипе Масса:

«Я понимаю, что произошло. У него были не те шины. Я определенно не верю, что он специально помог Льюису. Но я бы сказал, что, возможно, он мог бы сопротивляться и дольше…».

Подиум

Фелипе Масса на подиуме приветствует болельщиков Гран-при Бразилии через несколько минут после потери титула

В то время как озадаченный Глок отвечал на вопросы СМИ, а Хэмилтон и McLaren праздновали в боксах, Массе пришлось пройти через всю процедуру подиума, полностью соблюдая весь регламент награждения в качестве победителя гонки. С горящими глазами бразилец вышел вперед на подиуме, ударил себя в грудь и испустил страстный рев для своих зрителей.

Фелипе Масса:

«Я был горд. Победа в бразильской гонке — самое важное, чего может достичь бразильский гонщик. Я смотрел на людей — моих людей, бразильцев — стоявших под подиумом, и хотел показать им, что я горжусь тем, что я там, и что мы всегда сражаемся до конца. Таковы были мои чувства».

Мартин Брандл, телекомментатор:

«Эта была очень особенная церемония подиума. Фелипе проявил все свое великодушие. Я тогда подумал, что это был невероятный спортивный момент, но, к сожалению, не для Фелипе. Я был поражен, что он воспринял это с таким профессионализмом и мужеством, неким смирением в момент безмерной боли. Представьте себе: выиграть чемпионат мира в нескольких километрах от того места, где родился, на Ferrari, ради бога ... ведь несколько десятков секунд он чувствовал себя чемпионом! Говоря об этом сейчас, я все еще испытываю за него боль».

Роб Смедли, гоночный инженер Ferrari:

«Меня это не удивило. Я ожидал от него именно такого, ведь я очень хорошо знал его как человека».

Луис Васконселос, журналист:

«Это было очень достойно, очень впечатляюще. Своим поведением в то воскресенье он завоевал большое уважение в Бразилии. Я думаю, что люди всегда будут помнить этот образ Фелипе Массы».

После церемонии награждения в паддоке продолжали полыхать самые противоположные эмоции…

Льюис Хэмилтон празднует со своим отцом Энтони, братом Николасом и мачехой Линдой после того, как выиграл титул в Бразилии

Падди Лоу, технический директор McLaren:

«Я считаю, что это был действительно адский уикенд. Это было похоже на то, как выжить в авиакатастрофе. У нас была вечеринка, но, честно говоря, вечеринка, которую мы провели в предыдущем году после Гран-при Бразилии, когда мы проиграли титул, была намного круче. Одно и то же место, практически одни и те же люди, только в 2007 году нам всем было что забыть».

Фил Прю, гоночный инженер McLaren:

«Обычно после гонки я всегда заполнял гоночную таблицу — большой лист с указанием времени круга, обгонов и тому подобного. В большинстве случаев они были невероятно подробными. Но на таблице с той гонки в Бразилии почти ничего не было написано — в конце я просто указал: “Р5, ЧЕМПИОН МИРА!”».

Роб Смедли, гоночный инженер Ferrari:

«Когда все наконец улеглось, я понял, что это, без сомнения, было самым эмоциональным моментом за всю мою карьеру в Формуле 1. На самом деле все было довольно сложно. Я помню, как звонил жене и не мог ей объяснить, что случилось. Потом позвонил родителям. После этого я просто пытался найти уединенное место, чтобы побыть наедине с собой и подумать. Было тяжело. Я плакал около часа».

Стефано Доменикали, руководитель команды Ferrari:

«Я говорю это с большим уважением к Льюису, потому что он фантастический гонщик, но в том сезоне титул заслужил Фелипе. Он был лучшим пилотом. Но в тот момент от него ничего не зависело, все произошло помимо него».

Льюис Хэмилтон:

«Со мной такое случилось годом ранее, и это был один из самых, если не самый тяжелый опыт в моей карьере. Несмотря на то, что я не ожидал победы в 2007 году, стресс и напряжение, через которые я прошел, были слишком сильными для моего незрелого ума, чтобы их выдержать. Фактически мне пришлось вытаскивать себя из той бездонной ямы, в которую я свалился в конце 2007 года. Я должен был вернуться, взять себя в руки, выиграть первую гонку сезона, затем проехать весь сезон и вновь оказаться в ситуации, когда я мог проиграть титул. Если бы это произошло вновь, не знаю, как бы я с этим справился».

Фелипе Масса:

«Если бы дождь пошел минутой позже, я бы выиграл титул. Так должно было быть. Я верю, что на это есть причина. Может быть, однажды я узнаю ее».

Комментарии

Vova T
Глок до сих пор алименты от Льюиса получает
16
21
Ответить
Exact
Сезон 2008 года был классным. Титул был разыгран в честной борьбе. Без странных изменений регламента, направленных против одной команды.
16
3
Ответить
     
Сообщений: 3264
Ну, тут и добавить нечего...
Продан в 2010 году...
Мой отзыв: Volkswagen Passat 1996
7
8
Ответить
teana
Москва
Трагичный финал. История имеет свойство повторятся в виде фарса.., посмотрим..
2
1
Ответить
  
Сообщений: 12808
Повезло дизайнеру, случайно выиграл после всех ошибок в гонке, в чем достижение гламурного?
8
18
Ответить
Black Joe
Якутск
Леха
Повезло дизайнеру, случайно выиграл после всех ошибок в гонке, в чем достижение гламурного?
пересмотри весь чемпионат 2008 г. там много чего интересного!
8
3
Ответить
Black Joe
Якутск
Масяню жалко :(
6
4
Ответить
 
Сообщений: 4232
Помню отлично ту гонку, было очень интересно, прямо триллер! Но никого из этих двух претендентов не поддерживал, так как болел за Кими. А он к концу сезона совсем слился ((
Это наша зима! ;)
8
1
Ответить
Дэн
Краснодар
даа....все нормальные комменты почистили...если Маша так топит за модельера,то надо было и фотку где он в юбке шастает поставить...пусть народ полюбуется..
9
11
Ответить
    
Абакан
Сообщений: 1257
Невероятная гонка была. Достойная экранизации.
11
1
Ответить
  
Новосибирск
Сообщений: 333
Дэн
даа....все нормальные комменты почистили...если Маша так топит за модельера,то надо было и фотку где он в юбке шастает поставить...пусть народ полюбуется..
То,как и в чем он ходит вне гонрк-это его оичное дело.Он-автогонщик,прежде всего.Один из лучших в мире.Ни разу не его фанат,но глупо это отрицать.Ты гонки смотришь или одежду пилотов?
Nissan Murano
Mitsubishi Pajero
Honda CR-V
10
6
Ответить
18720517
Ачинск
Провести такую бездарную гонку и выиграть титул, в той гонке бог реально отвернулся от Массы
1
4
Ответить
7199075
Самара
Для Массы это был действительно потрясающий гран при! Было приятно что он смог это сделать на родной земле, но... Лично мне Фелипе почему-то запомнился как "просто очень хороший пилот ф1" и не более. То есть я его не могу поставить в один ряд с тем же Баттоном или Райкконеном и это не только потому что у него нет титулов. И он почему-то таким запомнился ДО того как он проиграл титул. Но в том ГП он был действительно героем!!!!
2
1
Ответить
Александр Александров
Как-то странно написано. Перед гонкой Масса отставал на 5 очков. За победу давали 10 очков, а за 5 место 4 очка. Получается у Массы после победы на 1 очко больше.
 
1
Ответить
Оставить комментарий
Для отправки сообщения нажмите Ctrl+Enter
Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите
Ctrl
+
Enter
Спасибо за помощь
Вы выделили:
Мы обязательно исправим ошибку. Вы можете оставить комментарий
Комментарий (необязательно)
Отменить
Письмо об ошибке отправлено редакторам. Спасибо вам за внимательность!